Видеоканал РЦИТ на YouTUBE


Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru


Статьи технической тематики из периодических изданий
«Регионального Центра Инновационных Технологий»
Социальная составляющая
экономической безопасности


Галиуллин Д. Л.
канд. социол. наук, проф. кафедры «Социология, политология и социальная работа» (ТОГУ)

Социальная составляющая
экономической безопасности

  Экономическая безопасность как феномен жизнедеятельности общества имеет комплексный характер. В условиях постоянного усложнения общественной и хозяйственной жизни, ускорения темпов изменений правильный и своевременный учет взаимосвязей между социальными и экономическими аспектами становится важным преимуществом, а их недоучет, напротив, приводит к весьма ощутимым потерям. Так, на уровне общественной системы экономическая политика разрабатывается и существует в отрыве от социальной, а в социальной политике слабо просчитывается роль экономических факторов и последствий.

   Обеспечение национальной экономической безопасности является стратегической проблемой и в конечном счете невозможно без выбора и реализации верной стратегии социально-экономического развития страны. Необходимо учитывать такое важнейшее свойство социально-экономической системы, как целостность, когда изменение какого-либо элемента системы влияет на другие элементы и в конечном счете приводит к изменению всей системы. В настоящее время и экономическая, и социальная политика зачастую слабо учитывают реальное состояние объекта, на который направлены их воздействия, а в результате неэффективно расходуются экономические и социальные ресурсы общества.

   Задача социальной безопасности заключается, прежде всего, в формировании условий, обеспечивающих стабильное, прогрессирующее развитие социальных отношений, сохранение, укрепление и обогащение бытия, т.е. защищенности качественного состояния социальных отношений, обеспечивающих прогрессирующее развитие личности, общества и государства.

   Сегодня предпринимаются попытки дать экономическую оценку связи между экономическими и социальными аспектами на основе сопоставления широко принимаемых затрат и результатов и с учетом определенных социальных ограничений [1]. В стремлении соизмерить экономические и социальные издержки с экономическими и социальными выгодами предпринимаются попытки оценить экономические потери, скажем, из-за наркотизации молодежи, широкого распространения пьянства в заброшенных селах и городах-«ловушках» и др.

   Социальная сфера (как совокупность социальных отношений и институтов), а также разного рода социальные процессы не только влияют на экономику, но и сами зависят от нее, и этой зависимости нужно дать экономическую оценку. Обратное воздействие экономики на социум может быть весьма противоречивым. Оно может включать не только повышение уровня и качества жизни, но и приводить к развитию так называемых «болезней цивилизации» (из-за загрязнения окружающей среды, роста стрессовых нагрузок в связи с быстрыми изменениями в образе жизни и характере трудовой деятельности) [2].

   Давая экономическую оценку воздействию социума на экономику или экономики на социум, так или иначе подспудно исходим или даже явно выходим на двустороннюю связь между ними, точнее, на воспроизводственный аспект их взаимосвязи. Осуществляя поиск приемов экономических оценок двусторонних связей между экономикой и социумом, необходимо соизмерять производимые затраты с достигаемыми результатами, оптимизировать соотношение выгод и издержек на основе сравнения альтернативных способов использования ограниченных ресурсов, но при условии соблюдения определенных социальных ограничений. Как справедливо отмечает группа французских исследователей, «… мы не можем обеспечить сколь либо долгосрочные экономические эффекты, не создав длительно существующую, сильную и жизнеспособную политическую и этническую общность. В этом отношении политические и этнические элементы такой общности должны быть предпосланы экономическим – даже в решении экономических проблем, А сколь либо устойчивая и жизнеспособная политическая общность, в свою очередь, не может существовать, не будучи на практике работающей социальной общностью, которая основана на разделяемых корневых ценностях и сходном понимании справедливости – короче говоря, которая является в то же время моральной общностью» [3].

   Проведение модернизации современной России не сняло практических проблем обеспечения устойчивости российской экономики и общества, безопасности их жизнедеятельности, которые зависят от длинного ряда факторов возможного нарушения.

   В этом списке стоят факторы социально-экономического порядка, имеющие источники возникновения как внутри страны, так и за рубежом, но оказывающие значительное влияние на происходящие у нас процессы. Тесная взаимосвязь в обеспечении безопасности социального и экономического пространств означает, что сама безопасность в обществе представляет собой объективно необходимое социально-экономическое явление и в этом смысле является предметом экономической теории.

   Обеспечение экономической безопасности – это гарантия независимости страны, условие стабильности и эффективной жизнедеятельности общества, достижения успеха. Это объясняется тем, что экономика представляет собой одну из жизненно важных сторон деятельности общества, государства и личности, и, следовательно, понятие национальной безопасности будет пустым словом без оценки жизнеспособности экономики, её прочности при возможных внешних и внутренних угрозах. Поэтому обеспечение экономической безопасности принадлежит к числу важнейших национальных приоритетов. При этом речь идет не просто о словесных упражнениях и не о поиске красивых формул, различного рода классификаций опасностей – внешних и внутренних, долговременных и текущих. Принципиально важно раскрыть саму суть проблемы, выявить реальные угрозы, предложить надежные и эффективные методы их отражения. Разумеется, экономическая безопасность органически включена в систему государственной безопасности, вместе с такими её слагаемыми, как обеспечение надежной обороноспособности страны, поддержание социального мира в обществе, защита от экологических бедствий. Здесь все взаимосвязано, и одно направление дополняет другое: не может быть военной безопасности при слабой и неэффективной экономике, как не может быть ни военной безопасности, ни эффективной экономики в обществе, раздираемом социальными конфликтами. Но, рассматривая те или иные стороны безопасности, нельзя обойти их экономические аспекты. Экономическая безопасность традиционно рассматривается как качественная важнейшая характеристика экономической системы, которая определяет её способность поддерживать нормальные условия жизнедеятельности населения, устойчивое обеспечение ресурсами развития народного хозяйства, а также последовательную реализацию национально-государственных интересов.

   Для экономической безопасности значение имеют не сами показатели, а их пороговые значения. Пороговые значения – это предельные величины, несоблюдение значений которых препятствует нормальному ходу развития различных элементов воспроизводства, приводит к формированию негативных, разрушительных тенденций в области экономической безопасности. В качестве примера (по отношению к внутренним угрозам) можно назвать уровень безработицы, разрыв в доходах между наиболее и наименее обеспеченными группами населения, темпы инфляции. Приближение к их предельно допустимой величине свидетельствует о нарастании угроз социально-экономической стабильности общества, а превышение предельных, или пороговых, значений – о вступлении общества в зону нестабильности и социальных конфликтов, то есть о реальном подрыве экономической безопасности. С точки зрения внешних угроз в качестве индикаторов могут выступать предельно допустимый уровень государственного долга, сохранение или утрата позиций на мировом рынке, зависимость национальной экономики и её важнейших секторов (включая оборонную промышленность) от импорта зарубежной техники, комплектующих изделий или сырья.

   Критерий экономической безопасности – это оценка состояния экономики с точки зрения важнейших процессов, отражающих сущность экономической безопасности. Критериальная оценка безопасности включает в себя оценки: ресурсного потенциала и возможностей его развития; уровня эффективности использования ресурсов, капитала и труда и его соответствия уровню в наиболее развитых и передовых странах, а также уровню, при котором угрозы внешнего и внутреннего характера сводятся к минимуму; конкурентоспособности экономики; целостности территории и экономического пространства; суверенитета, независимости и возможности противостояния внешним угрозам, социальной стабильности и условий предотвращения и разрешения социальных конфликтов. Важнейшими элементами механизма обеспечения безопасности государства являются:
   – непрерывный комплексный пространственно-временной мониторинг происходящих социальных явлений в обществе;
   – разработка критериев, качественных и количественных индикаторов (пороговых значений) состояния социальной стабильности как всего государства, так и каждого субъекта;
   – прогнозирование комплекса факторов, определяющих угрозу социальной стабильности в обществе;
   – создание моделей социально значимых проектов; верификация моделей и выявление случаев, когда модель и фактические параметры социального развития приближаются к пороговым значениям;
   – разработка комплексных мер по выходу государства в целом или субъекта из зоны социальной опасности.

   Кроме определения количественной характеристики индикаторов, большую роль играет качественный анализ характера изменений их в процессе мониторинга. При анализе процесса безопасности выделяются обычно три области изменения индикаторов:
   1) область плавного положительного или отрицательного изменения состояния системы или предкризисная зона, в которой могут накапливаться факторы, способствующие снижению устойчивости и приближению кризиса;
   2) критическая область – зона кризиса, в которой нарушается постепенное изменение системы и могут начаться качественно новые изменения в системе социальной стабильности общества;
   3) послекризисная область может характеризоваться как вновь плавным изменением системы, так и резким неконтролируемым по скорости изменением системы.

   Поэтому одной из задач социальной и экономической безопасности является необходимость определения критериев критического порога всего комплекса индикаторов как в общем, так и в отдельности каждого. Сегодня уже очевидно, что эффективность национальной безопасности зависит не столько от объема накопленного военного потенциала, сколько от того, как своевременно разрешаются социально-экономические, политико-правовые и другие противоречия, затрагивающие жизненно важные интересы и потребности личности, общества, государства.

   Система показателей-индикаторов, получивших количественное выражение, позволяет заблаговременно сигнализировать о грозящей опасности и предпринимать меры по её предупреждению. Важно подчеркнуть, что наивысшая степень безопасности достигается при условии, что весь комплекс показателей находится в пределах допустимых границ своих пороговых значений, а пороговые значения одного показателя достигаются не в ущерб другим. Например, снижение темпа инфляции до предельного уровня не должно приводить к повышению уровня безработицы сверх допустимого предела, или снижение дефицита бюджета до порогового значения – к полному замораживанию капиталовложений и падению производства и т. д. Следовательно, можно сделать вывод, что за пределами значений пороговых показателей национальная экономика теряет способность к динамичному саморазвитию, конкурентоспособность на внешних и внутренних рынках становится объектом экспансии инонациональных и транснациональных монополий, разъедается коррупцией и криминалом, страдает от внутреннего и внешнего грабежа национального богатства.

   Пороговые уровни снижения безопасности можно охарактеризовать системой показателей общехозяйственного и социально-экономического значения, отражающих, в частности:
   – предельно допустимое снижение уровня и качества жизни основной массы населения, за границами которого возникает опасность неконтролируемых социальных, трудовых, межнациональных и других конфликтов; создается угроза утраты наиболее продуктивной части национального «человеческого капитала»;
   – предельно допустимый уровень снижения затрат на поддержание и воспроизводство природно-экологического потенциала, за пределами которого возникает опасность необратимого разрушения элементов природной среды, утраты жизненно важных ресурсных источников экономического роста, а также значительных территорий проживания, размещения производства и рекреации, нанесение непоправимого ущерба здоровью нынешнего и будущего поколений и др.

   Устойчивость любой системы определяется прочностью внутренних связей между ее элементами, в качестве которых выступают политическая, экономическая, социальная, военная и другие подсистемы.

   Одна из особенностей переходного периода заключается в отсутствии баланса и неустойчивости интересов личности, общества, а в определенной степени и самого государства. Хотя развитие социальных объектов всегда характеризуется наличием противоречий между интересами личности, общества, государства, а также между интересами различных государств, в переходный период такие противоречия приобретают особую остроту. Это обусловлено тем, что на одном и том же исторически временном отрезке противоборствуют прежняя и формируемая новая системы интересов в условиях кризисных процессов, приводящих к резкой структуризации общества по политическим, экономическим, национальным, этническим, конфессиональным, другим коренным интересам, с интенсивным ростом противоречий между различными политическими и социальными группами, регионами и субъектами Федерации.

   Вместе с тем даже в столь противоречивой быстро меняющей обстановке возможно выделить ядро проблем, аккумулирующих жизнен-но важные интересы и потребности, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможность прогрессивного развития каждого человека, общества, государства.

   Определение круга жизненно важных интересов связано с тем, что у каждого государства есть определенный набор критических параметров, нарушив которые оно утрачивает свою самостоятельность и может перестать существовать как таковое. Эти критические параметры охватывают области, в наибольшей степени связанные с проблемой выживания, к которым относятся, прежде всего, международные отношения, внутригосударственные политические и социальные отношения, экономика, экология, здравоохранение, культура и др. Современная социально-экономическая ситуация в мире при всех межстрановых различиях и особенностях позволяет выявить целый ряд проблем и задач, решение которых стоит на повестке дня чрезвычайно остро. Особую тревогу вызывает то, что связано с неравенством и новыми формами бедности, возникающими вследствие роста технического прогресса, а в более широком смысле – качеством жизни и здоровьем детей, лиц старших возрастов, отдельных лиц и групп населения, сталкивающихся с экономическими и социальными проблемами. Решать эти вопросы становится сложнее в условиях меняющихся моделей трудовой и семейной жизни, а также социальных связей.

   В основе новых подходов к преодолению этих проблем лежит произошедшая во многих странах в последние годы переоценка социально-экономических ценностей, а следовательно, и политических целей. При этом извечный спор социологов и экономистов о том, что важнее, экономическое благосостояние или социальное единство, должен, наконец, получить непротиворечивое разрешение.

   Экономические, социологические, политологические исследования показывают, что сообщества, основанные на доверии и сотрудничестве, способствуют реализации человеческого потенциала. В экономической литературе все шире признается тот факт, что социальные связи и доверие играют важную роль в поддержке экономического развития. Социальный капитал рассматривается даже как необходимый «зонтичный» термин для таких аспектов жизни общества, которые, несмотря на сложность измерения и включения в формальные модели, рассматриваются как важнейшие детерминанты долгосрочного экономического успеха. Осознание того, что «социум имеет значение» вынуждает экономистов считаться с этим фактором даже при построении теоретических гипотез [4].

   Многие исследователи изучают связь между экономическим прогрессом и его социальными негативными последствиями, например, изменениями, которые возникают для работников вследствие быстро меняющихся технологий, недостатка специфических знаний, нестабильности занятости, увеличением часов работы. Пока нет данных, подтверждающих то, что рост экономического процветания неизбежно разрушает резервы социального капитала, но предполагается наличие связи между некоторыми аспектами экономического прогресса и нарастанием стрессов или ослаблением социальных связей. Однако новые условия производства и труда создают также и новые возможности, которые при эффективном использовании могут привести к существенному росту благосостояния.

   Социальные цели шире, чем стремительный рост экономического производства, потому что:
   1) важным является развитие совокупного, а не только экономического благосостояния;
   2) анализ вариантов политических решений должен в качестве факторов включать долгосрочное воздействие на экономические, экологические и социальные тенденции.

Большую роль при рассмотрении текущих инвестиций и моделей производства и ожидаемых будущих негативных последствий играет измерение времени, поскольку неопределенность является характерной чертой многих общественных и индивидуальных проектов. Для достижения высокого и устойчивого уровня благосостояния важно понять влияние принимаемых решений не только на физическую и природную среду, но и на человеческую и социальную.

   Все экономические воздействия на социум важно подразделять на два вида: поддающиеся экономической оценке и не поддающиеся таковой. В частности, исследования показывают, что с ростом благосостояния возрастает спрос на нематериальные блага, т. е. на блага, которые нельзя оценить в денежном выражении (право выбора места жительства, право на свободу информации и свободу слова, возможность участия в решении проблем страны или локального сообщества и др.) [5].

   Быстрое изменение финансового положения страны застало врасплох и население, и государство. Бизнес быстрее подстраивается под меняющиеся внешние условия. Слабость общественного процесса принятия решений возлагает большую ответственность за выбор приоритетов на бюрократические процедуры. Сегодня уже на правительственном уровне актуальной признается проблема бюджетирования, ориентированного на результат, разработка показателей, по которым можно было бы оценить эффективность деятельности в той или иной сфере, прежде всего эффективность использования бюджетных средств.

   Оценки человеческой жизни и частичной утраты здоровья в ряде развитых стран выступают важным элементом экономической политики, обусловливающим серьезный социальный эффект. При адекватной оценке стоимости человеческой жизни компаниям становится выгодно инвестировать в безопасность людей, а при заниженной — у них ослабевают стимулы к подобного рода деятельности.

   В настоящее время Министерство транспорта США руководствуется оценкой стоимости жизни «условного» американца в 3 млн долл. Это та сумма, которая признана достаточной для того, чтобы авиаперевозчикам выгоднее было обеспечивать перелеты людей на хороших самолетах, чем платить за их гибель [6]. В других регионах мира стоимость жизни оценивается ниже, хотя и по-разному: от 400 тыс, долл. в Португалии или Испании до 1 млн долл. — в высокоразвитых странах [7].

   Оценка стоимости человеческой жизни должна быть значительной, дабы побуждать проектировщиков рассчитывать свои конструкции так, чтобы избежать впоследствии строительных катастроф; делать выгодной модернизацию угольных шахт, не дожидаясь гибе-ли людей в ходе систематических аварий; стимулировать авиаперевозчиков к модернизации самолетостроения и совершенствованию эксплуатации воздушных судов и др. Это необходимо и для изменения отношения государства к здравоохранению, и для грамотной борьбы с терроризмом, и пр. При этом важно, чтобы каждый отдельный гражданин мог предъявить счет виновным и наказать за проявленную халатность любого, вплоть до самых высокопоставленных чиновников [8].

   Последовательная и комплексная социально-экономическая политика призвана постепенно повернуть все отрасли хозяйства к более бережному отношению к человеку, к сохранению и развитию (раскрытию) человеческого потенциала, содействовать тому, чтобы социальные аспекты заняли ведущее место в социально-экономическом развитии.

   Формирование рыночной экономики не самоцель, а средство достижения целей более высокого порядка — повышения уровня и качества жизни россиян, увеличения продолжительности их здоровой жизни и пр. Учет и умелое использование социальных факторов при разработке и реализации экономических стратегий само по себе может стать важным источником экономического развития, а невнимание к ним, напротив, существенным социальным ограничителем.

   Многие страны превратили порой прямо противоположные особенности своей социальной организации и культуры в важные преимущества своей экономики. К социальным особенностям России в первую очередь можно отнести:
   1) относительно низкий уровень жизни и относительно невысокие притязания массовых групп населения, сложившиеся еще в советский период и в значительной степени воспроизводящиеся и по сей день;
   2) долготерпение как национальную черту; низкий протестный потенциал и неразвитость структур гражданского общества;
   3) доминирование трудовой ориентации над рыночной в массовых представлениях о социальной справедливости в распределении общественного богатства;
   4) невысокий уровень правового сознания и поведения;
   5) низкую ценность самостоятельности и независимости в актуальном жизненном пространстве россиян;
   6) деление общества на два больших класса: правящий и народный; особое качество правящего класса, отдаляющее его от рациональной бюрократии стран с развитой демократией и рынком, и пр. [9].

   Социальные особенности находят отражение прежде всего в механизмах выбора приоритетных целей государственной политики, а также в тех усилиях, которые прилагают (или не прилагают) власти к достижению общественного согласия по поводу этих приоритетных целей и способов их достижения.

   В России стабильность и экономическая безопасность поддерживаются в первую очередь усилиями властных структур. Именно от правящего класса в только от него до сих пор зависит, будет ли он при разработке проекте в тех или иных программных документов консультироваться с представителями гражданских организаций, представляющих интересы как бизнеса, так и других групп. Именно от правящего класса зависит, будут или не будут учитываться в государственной политике данные мониторинга общественного мнения по актуальным вопросам общественной жизни, равно как и то, будет ли этот мониторинг вообще осуществляться.

   Другая серьезная угроза социальной стабильности и экономической безопасности — избыточные экономические неравенства. Деформация распределительных механизмов в России сегодня такова, что экономический рост только углубляет неравенство и бедность. На 100 рублей прироста валового регионального продукта в расчете на душу населения бедные получают прирост на 5 рублей, а богатые — на 200 рублей, то есть разница между богатыми и в 40 раз [9]. На основе мирового опыта исследователи утверждают, что в случае восьмикратного и выше превышения доходами 10 % наиболее обеспеченных групп населения доходов 10 % наименее обеспеченных общество погружается в состояние социально-экономической нестабильности.

   Стабильное состояние экономики и общества требует для реализации и поддержания высокой степени интеграции всех частей и подсистем, гармонизации личного и социального начала, единства или, по крайней мере, одно-направленности интересов.

   Восемь лет бурного экономического роста изменили страну, возникли условия к формированию долгосрочных стратегических целей страны. Сегодня у России есть условия для реализации стратегии мирного развития, приоритетом которой является повышение уровня и качества жизни ее граждан. После парламентских выборов 2007 г. и президентских 2008 г. новому высшему руководству России придется принимать и осуществлять ряд решений стратегического характера. На этом этапе наличие социальных по своей природе угроз экономической безопасности и дестабилизирующих факторов и фундаментальный характер их воздействия требуют социологического изучения.

   Каждый из основных индикаторов угроз экономической безопасности связан с оценкой ситуации в определенной сфере. Расчет показателей, рассматриваемых изолированно друг от друга, не позволяет получить объективную оценку. Только система показателей позволяет сделать выводы о реальной степени угрозы экономической безопасности. Практика показывает, что нужно не просто определить чисто макроэкономические индикаторы, на которые трудно повлиять в оперативном порядке (их динамика складывается достаточно инерционно и под воздействием многих факторов, которые зачастую не поддаются влиянию). Целесообразно использовать индикаторы, которые поддаются воздействию со стороны органов власти как в стратегическом, так и в тактическом планах. Выявляются критические точки и способы воздействия на них.

   Критическая величина экономических показателей безопасности на определенной территории не всегда означает ситуацию полного краха социально-экономической сферы или отдельных ее областей. Прежде всего, она свидетельствует о необходимости оперативного вмешательства органов управления с целью изменения опасных тенденций.

   Безопасность рассматривается как социальное явление. Поэтому необходимо введение понятия «социологические аспекты экономической безопасности», которое мало используется в практике и слабо изучается исследователями, но должно быть предметом исследования в социологии.

   Во всем многообразии проблем экономической безопасности страны четко просматривается региональный аспект. При этом основное значение имеют проблемы к разрушения сложившегося социально-экономического и технологического пространства, сырьевых и информационных потоков; развитие депрессивных районов; формирования новых полюсов и центров роста. Все более очевидным становится, что безопасность России в целом зависит и может быть обеспечено через экономическую безопасность каждого региона.

   Региональный уровень решения проблем предполагает выработку определенной региональной политики экономической безопасности, как части общей экономической политики:
   − выделение и анализ социального механизма обеспечения экономической безопасности обусловлены ее свойством связывать в себе элементы, принадлежащие обеим сферам развития территории – экономической и социальной;
   − важнейшим элементом системы экономической безопасности региона являются ее социальные составляющие;
   − проведение постоянного социологического мониторинга для комплексного анализа экономической безопасности региона;
   − разработку программ по выявлению негативных обстоятельств и предупреждению возникновения новых только на основе полученных данных.

 Библиографические ссылки

   1. Шабанова М. А. Социоэкономика как наука и новая учебная дисциплина // Мир России. 2006. № 4.

   2. Жуков А. Опыт трансформации экономик стран СНГ в контексте российских проблем //Социально-экономическая трансформация в станах СНГ: достижения и проблемы (материалы международной конференции). М., 2004.

   3. К созданию институциональной политической экономии /Р. Буате и др. // Экономическая социология. 2008. № 3.

   4. Temple, J. Growth Effects of Education and Social Capital in the OECD // J.F.Helliwell (ed.) The Contribution of Human and Social Capital to Sustained Economic Growth and Well-being: International Symposium Report, Human Re-sources Development Canada and OECD. - 2001

   5. Трунов И. Возмещение вреда жертвам авиакатастроф // Законность. 2006. № 12.

   6. Юров А. П. Сколько стоит человеческая жизнь? //Евразия. Вести. 2007. № 2.

   7. Шабанова М. А. О взаимосвязи социальной и экономической политики: социоэкономическая перспектива анализа // SPERO. 2007. № 7.

   8. Шабанова М. А. Проблема выстраивания рынка в «нерыночное» общество // Социологические исследования. 2005. № 12.

   9. Шевяков А. Социальное неравенство, бедность и экономический рост // Общество и экономика. 2005. № 3.


Галиуллин Д. Л. – канд. социол. наук, проф. кафедры «Социология, политология и социальная работа» (ТОГУ)
Социальная составляющая экономической безопасности