Видеоканал РЦИТ на YouTUBE


Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru


Статьи технической тематики из периодических изданий
«Регионального Центра Инновационных Технологий»
ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ РФ:
НОВЫЕ УГРОЗЫ И ИХ НЕЙТРАЛИЗАЦИЯ В УСЛОВИЯХ УСКОРЕННОЙ ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ
 Внешнеэкономическая безопасность
как составляющая экономической безопасности страны.


ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
“РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА И
ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ”

ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ РФ:
НОВЫЕ УГРОЗЫ И ИХ НЕЙТРАЛИЗАЦИЯ В УСЛОВИЯХ УСКОРЕННОЙ ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ

Андронова Инна Витальевна

Внешнеэкономическая безопасность
как составляющая экономической безопасности страны


  События последних лет со всей убедительностью доказали, что воздействие внешних факторов на экономическую безопасность подчас становится решающим. Благодаря им меняется не только экономический уклад стран, но и сами страны. За последние двадцать лет политическая карта мира претерпела почти столько же изменений, сколько она претерпела после Второй мировой войны.

   Экономические и геополитические интересы ведущих мировых игроков становятся решающим фактором развития мировой экономики. Именно поэтому из экономической безопасности выделилась отдельная подсистема – внешнеэкономическая безопасность, основная задача которой состоит в определении внешнеэкономических интересов, угроз этим интересам и механизмов их реализации и защиты.


2.1 ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ:
ВОЗМОЖНОСТЬ СУЩЕСТВОВАНИЯ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

   На современном этапе развития мирового хозяйства невозможно развивать экономику без учета внешних факторов и внешнего окружения.

   Вопросами обеспечения внешнеэкономической безопасности начали заниматься ещё меркантилисты (Т. Ман, А. Монкретьен, Дж. Стюарт, У. Стаффорд и др.). Основными механизмами защиты национальных экономических интересов от внешней конкуренции согласно их теории стали: запрет на вывоз сырья, поощрение торговли готовой продукцией, жесткий контроль над вывозом денег в чистом виде. Их теоретические наработки получили широкое практическое применение, особенно в Англии. Так, например, иностранные купцы не могли вывезти деньги, которые они получили за проданные в данной стране товары. Они должны были их истратить, купив местные товары. Во многих странах существовал полный запрет на выезд из страны инженеров и даже работников мануфактур и фабрик – носителей знаний и производственных навыков, т.е. технологий.59

   Последовательно проводимая политика меркантилизма позволила Англии первой начать промышленную революцию. И только после того как Англия стала мировой промышленной державой и ей стали нужны поставки дешёвого импортного сырья, продовольствия и рынки сбыта, английские экономисты заговорили о свободной торговле. В дальнейшем, экономическая теория развивалась исключительно в русле либерализма, и лишь серьёзные экономические трудности заставляли экономистов отдельных стран отступить от классической политэкономии.

   Оппонентом классической школы стал немецкий экономист Фридрих Лист, который считается основателем камералистской концепции экономической безопасности страны, которую затем продолжили развивать Р.Пребишь, И.Валлерстайн, Э.Райнер и др.

   Лист своё понимание экономической безопасности строил на том, что в своём развитии государство проходит пять стадий развития - от пастушечьей до «торгово-мануфактурно-земледельческой». В зависимости от того, на какой стадии находится государство, экономические интересы и механизмы их реализации должны корректироваться, а внешние угрозы меняют свою остроту и характер. 60 Например, изучая историю стран и возникшую на тот момент гегемонию Англии, учёный приходит к выводу, что, создав свое коммерческое и промышленное величие благодаря строгому протекционизму, англичане намеренно стали вводить в заблуждение другие нации доктриной фритредерства. Так как при свободе обмена между торгово-мануфактурно-земледельческой и чисто земледельческой нациями вторая обрекает себя на экономическую отсталость и политическую несостоятельность.

   Важно так же, что Лист указал на невозможность перехода стран к «торгово-мануфактурно-земледельческой» стадии просто посредством свободы обмена, только путём первоначальной индустриализации. Намного позже Ф.Д. Рузвельт назовёт это стадией закрытого капитализма. Таким образом, еще не употребляя термин «внешнеэкономическая безопасность» меркантилисты, Ф. Лист и др. стали указывать на значимость влияния внешних факторов для развития стран.

   Тезис о невозможности решить внутриэкономические проблемы страны без решения внешнеполитических был выдвинут в США в конце 1930-х годов. Собственно, во многом благодаря этому в 1944 году был принят новый мировой экономический порядок, который и позволил Соединенным Штатам стать ведущей мировой державой. И пусть в 1940-е годы термина «внешнеэкономическая безопасность» не было, но суть её, а именно продвижение национальных интересов на зарубежных рынках, администрацией США была четко понята. Разработка проблем внешнеэкономической безопасности стала активно вестись в развитых странах после второй мировой войны, а точнее сказать после окончательного развала колониальной системы. Именно это событие для одних стран означало обретение долгожданной независимости, для других доступ к ресурсам, находившимся в бывших колониях, а для других потерю этой ресурсной базы.

   59 Федякина Л.Н. Международная торговля в мировой экономике. М.: РУДН, 2008, с.17.
   60 Лист Ф. Национальная система политической экономии. М.: Издательство «Европа», 2005, 384 с.

   В этот период времени экономическая теория развивалась исключительно в русле либерализма и монетаризма, который отвечал интересам развитых стран (К. Бруннер, М. Фридман, Г. Саймонс, И. Фишер, Ф. Найт и др). Продвигать эти идеи призваны, созданные в этот период времени международные организации типа ООН, МВФ, Всемирный банк, ГАТТ, а затем ВТО и др. Через принцип обусловленности кредитов МВФ (Вашингтонский консенсус)61 и членство в ВТО, данные теоретические разработки легли в основу моделей развития большинства развивающихся стран мира, вскрыв их рынки для иностранного капитала и решив проблему доступа этих стран на мировой финансовый рынок. Оборотной стороной этих программ стали спад производства, массовые банкротства мелкого и среднего национального бизнеса, крах системы здравоохранение и социального обеспечения, рост безработицы, сокращение импорта, сужение внутреннего спроса, падение жизненного уровня, рост социальной и политической напряженности.

   61 Дж. Вильямсон сформулировал 10 рекомендаций, которые и составили основу Вашингтонского консенсуса:
   1) бюджетная дисциплина (крупный и устойчивый бюджетный дефицит способствует инфляции и бегству капитала; следовательно, правительства должны удерживать его на минимальном уровне);
   2) приоритеты общественным расходам (субсидии должны быть сокращены или отменены вовсе; правительственные затраты должны быть перенаправлены на образование, здравоохранение и развитие инфраструктуры);
   3) налоговая реформа (база налогообложения должна быть широкой и предельные ставки налогов должны быть умеренными);
   4) процентные ставки (внутренние финансовые рынки должны определять размеры процентных ставок данной страны; позитивные реальные ставки процента препятствуют бегству капитала и увеличивают накопления);
   5) обменные курсы валют (развивающиеся страны должны принять конкурентные обменные курсы, которые будут стимулировать экспорт);
   6) либерализация торговли (тарифы должны быть минимизированы и никогда не должны применяться по отношению к промежуточным товарам, необходимым для производства экспорта);
   7) прямые иностранные инвестиции (зарубежные капиталовложения могут принести необходимый капитал и квалификацию и потому должны поощряться);
   8) приватизация (частная промышленность функционирует более эффективно, поскольку управляющие или имеют прямую личную долю в прибылях предприятия, или подотчетны тем, кто ее имеет; государственные предприятия следует приватизировать);
   9) дерегулирование (избыточное правительственное регулирование может способствовать коррупции и дискриминации более мелких предприятий, не располагающих широким доступом к высшим эшелонам бюрократии; правительства должны дерегулировать экономику);
   10) права собственности (права собственности должны быть укреплены; слабые законы и плохая правовая система снижают стимулы к накоплению и аккумулированию богатства).
   ИСТОЧНИК: What Washington Means by Policy Reform" In John Williamson, Ed., Latin American Adjustment: How Much Has Happened? – Washington: Institute for International Economics, 1990

   Поэтому основной проблемой, которая стала обсуждаться на рубеже XX - XXI веков, стала проблема степени вовлечения национальной экономики в систему мирового хозяйства. Каким образом в условиях глобализации найти тот баланс между открытостью и протекционизмом? Это главный вопрос внешнеэкономической безопасности сегодня.

   С начавшимися процессами перехода к многополярному мировому устройству в конце XX века усилилась критика монетаризма, а в первые годы XXI в. и приобрела фундаментальный характер. П. Кругман, Дж. Стиглиц в своих работах отмечают, что монетаризм является скорее не экономической теорией, но политикой.62 Дж. Сорос, в последних своих работах выражает определенный скепсис в отношении перспектив либерально-монетаристского глобализма.63

   В российской науке этими проблемами занимаются Андрианов В.Д., Афонцев С.А., Быстряков А.Я., Бухвальд Е.М., Возженикова А.В., Ващекин Н.П., Глазьев С.Ю., Гринберг Р.С., Гусаков Н.П., М.Г. Делягин М.Г., Дынкин А.А., Завьялова Е.Б., Загашвили В.С., Красавина Л.Н., Кушлин В.И., Лавров С.Н., Покровский В.С., Пономаренко Е.В., Тамбовцев В.Л., Уткин А.И., Фаминский И.П., Шейнис В.Л., Шишков Ю.В. и многие другие.

   Но, несмотря на наличие довольно большого количества работ, посвященных допустимой степени открытости национальной экономики, однозначного ответа на поставленный вопрос они дать не могут. Да это и невозможно, на наш взгляд. Степень открытости и вовлеченности должна разрабатываться для каждой страны индивидуально, используя междисциплинарный подход и синтез мировой экономической мысли с учетом внутреннего потенциала и возможностей страны и её в нешнего окружения.

   62 Кругман П. Возвращение великой депрессии? Мировой кризис глазами нобелевского лауреата. М.: Эксмо, 2009. - 154 с., 227. Стиглиц Дж. Ю. Крутое пике. Америка и новый экономический порядок после глобального кризиса. М., изд-во: Эксмо, 2011, 365 с.
   63 219. Сорос Дж. Капиталистическая угроза, код доступа -http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Polit/Article/sor_kapugr.php

   Базовым же интересом внешнеэкономической безопасности в условиях нестабильности мировой экономики становится сохранение и укрепление позиций страны в мировой хозяйственной системе.

   Что касается стратегических интересов, то они имеют четко выраженную становую специфику. Так американские эксперты выделяют такие ключевые направления внешнеэкономической безопасности:
   - повышение конкурентоспособности американских товаров на внешних рынках,
   - защита лидирующих позиций страны в высокотехнологичных сферах,
   - сокращение зависимости страны от иностранных займов,
   - укрепление ее возможностей выполнять международные обязательства в торгово-экономической и других областях.64

   Среди приоритетов внешнеэкономической безопасности Японии ученые страны восходящего солнца выделяют: обеспечение благоприятных условий для устойчивого импорта сырья по возможно более низким ценам; укрепление экономических позиций страны в мировом хозяйстве; укрепление национальной валюты; стратегически ориентированную политику и др. 65

   При этом внешнеэкономическая безопасность Японии предполагает не только конкретные частные моменты, но и философски значимые понятия. Как отмечал в этой связи бывший министр внешней торговли и промышленности Японии С. Окита, путь к обеспечению безопасности японского общества заключается в том, чтобы не создавать себе врагов в мире, чтобы всемерно развивать и углублять отношения дружбы, сотрудничества и партнерства со всеми странами. Это особенно интересно звучит в условиях отсутствия мирного договора с Россией и существования территориальных претензий. Но мы не об этом. Параллельно японские аналитики активно разрабатывают программы реализации национальных внешнеэкономических интересов в отдельных регионах, прежде всего в Северной Америке, в Юго-Восточной Азии, Азиатско-тихоокеанском регионе. Надо отметить, что такие программы разрабатывают практически все развитые страны, а также страны, претендующие на особый статус в мировой экономике в целом, либо в своем регионе. Такие программы есть у Китая, Индии, Бразилии, ЮАР, странах членах ЕС и т.д.

   В России, таких программ с четко прописанными российскими интересами и механизмами их реализации нет. Есть лишь общий документы, определяющие приоритетные направления внешней политики государства, к которым, как мы увидим позже, относятся практически все страны мира.

   В государственных документах внешнеэкономическая безопасность тоже не выделяется как отдельная категория. Не существует ни Концепции внешнеэкономической безопасности, ни Стратегии. В Концепции национальной безопасности 1997 года сформулирован лишь общий тезис, «национальные интересы России в международной сфере заключаются в обеспечении суверенитета, упрочении позиций России как великой державы – одного из влиятельных центров многополярного мира, в развитии равноправных и взаимовыгодных отношений со всеми странами и интеграционными объединениями…»66. А в Стратегии национальной безопасности уточнено, что «для защиты своих национальных интересов Россия, оставаясь в рамках международного права, будет проводить рациональную и прагматичную внешнюю политику, исключающую затратную конфронтацию, в том числе и новую гонку вооружений»67.

   Несмотря на столь высокие цели, зафиксированные в документах, до недавнего времени основным приоритетом экономической политики страны было выживание и встраивание в мировую экономику на тех условиях, которые чаще всего она не выбирала, а принимала.

   64 Spykman H.J. American's Strategy in the world politics:the United States and the balance of power. New York: Haroourt, Brace, 1942
   65 Панов А.Н. О Японии. Очерки и исследования дипломата. М.: ОЛМА Медиа групп, 2014, - 608 с.

   66 Указ Президента Российской Федерации от 17 декабря 1997 г. № 1300 «Концепция национальной безопасности Российской Федерации». [Электронный ресурс] URL: http://www.scrf.gov.ru/documents/1.html
   67 Указ Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. № 537, «Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года». [Электронный ресурс] URL: http://base.garant.ru/195521/#block_1000

   Сейчас в отечественной науке вопросами внешнеэкономической безопасности занимались и занимаются многие ученые: Абалкин Л.И., Андрианов В.Д., Афонцев С.А, Абрамов В.В., Богданов И.Я., Богомолов О.Т Ващекин Н.П., Глазьев С.Ю., Гринберг Р.С., Дзлиев М.И., Делягин М.Г., Дынкин А.А., Дякин Б.Г., Загашвили В.С., Ливенцев Н.Н., Некипелов А.Д., Оболенский В.П., Орешкин В.А., Паньков B.C., Пресняков В.Ю., Сенчагов В.К., Уткин А.И., Фаминский И.П., Фокин Н.И., Хасбулатов Р.И., Шейнис В., Шишков Ю.В. и др. Работы по внешнеэкономической безопасности носят по большей части образовательный или прикладной характер. Фундаментальных работ, где раскрываются методологические вопросы внешнеэкономической безопасности не так много.

   Комплексно, к проблеме внешнеэкономической безопасности страны обратились Гусаков Н.П. и Зотова Н.А. В своей книге «Национальные интересы и внешнеэкономическая безопасность России» авторы пишут, что «в анализе экономической безопасности страны мы выделяем внешнеэкономическую сферу как такую, которая имеет качественную определенность, воздействующие на экономику и взаимодействующие между собой факторы и количественные параметры».68 Далее авторы определяют, что к внешнеэкономической безопасности должен относится весь спектр экономических отношений и взаимосвязей России с внешним миром, характер которых определяется с одной стороны состоянием мировой экономики, мирохозяйственных связей, расстановкой сил и внешнеэкономической политикой ведущих стран-лидеров, а с другой – состоянием национальной экономики и проводимой внешнеэкономической политикой, призванной адекватно отражать национальные интересы страны.

   68 Н.П.Гусаков, Н.А.Зотова. Национальные интересы и внешнеэкономическая безопасность России. Евразийский регион 1998г. с. 93

   Другой российский учёный Фокин Н.И. определяет внешнеэкономическую безопасность как конкурентоспособность национальной экономики, позволяющую защищаться от возникающих угроз, отвечать на новые вызовы и на этой основе – устойчиво развиваться.69

   Однако, на наш взгляд, предложенные определения не в достаточной мере раскрывают суть и задачи внешнеэкономической безопасности.

   Сегодня, когда происходит усложнение связей, изменение моделей развития отдельных государств, идет процесс становление нового мирового порядка, что спровоцировало обострение конкуренции между странами за ограниченные ресурсы, рынки сбыта и т.д., возможность защищаться от внешних угроз в условиях современного глобализма во многом, если не в определяющей мере, зависит от объективных взаимосвязей участников внешнеэкономической деятельности в межгосударственных отношениях и состояния развития экономики стран. Чем слабее экономика, тем меньше она может воздействовать на внешние условия, и тем больше она вынуждена приспосабливаться.

   Поэтому, мы считаем, что содержание понятия внешнеэкономической безопасности следует дополнить и расширить, в части того, что основной задачей внешнеэкономической безопасности страны является сведение зависимости национальной экономики от внешних факторов к минимуму или создание возможности в случае необходимости трансформации её, путём замещения внешних источников получения ресурсов и кооперационных связей на внутренние. Т.е. политика, направленная на достижение внешнеэкономической безопасности, должна обеспечить устойчивое, независимое развитие страны как целостной хозяйственной структуры, повышение ее конкурентоспособности на мировом рынке, расширение сфер экономического и, следовательно, политического влияния.    Но возможно ли говорить о внешнеэкономической безопасности и внешнеэкономических интересах, экспансии в условиях глобализации и взаимозависимости?

   69 Фокин Н.И. Внешнеэкономическая безопасность: понятия, опыт, проблемы. // У карты Тихого океана. Информационно-аналитический бюллетень № 18 (216). С. 12. Код доступа - http://ihaefe.org/

   По нашему глубокому убеждению, не только можно, но жизненно необходимо. На современном этапе развития мирового хозяйства в условиях глобализации внешнеэкономическая безопасность становится одним из ключевых факторов обеспечения национальной и экономической безопасностей страны. Едва ли в современном мире можно говорить о сохранении статус кво государства как в политическом, так и в экономическом плане без целенаправленной работы по расширению сферы своего влияния. Расширением сферы влияния или экономической и политической экспансией государства занимались всегда. И на наш взгляд, никакая глобализация международных экономических отношений не заставит ни одну из ведущих стран пожертвовать своими ключевыми национальными экономическими интересами в пользу некоего общемирового блага.

   Практика показывает, что любые инициативы в области помощи развитию, гуманитарная помощи и т.д. один из наиболее прибыльных бизнесов. Яркий пример этому, гуманитарная помощь США голодающим Африканским странам. В 2011 году государственный департамент США обвинил российское правительство в том, что оно выделило слишком мало средств, всего 1 млн. долл., по международной программе борьбы с голодом, в то время как Вашингтон направил 565 млн. долл., Япония – 96 млн. долл., Великобритания – 200 млн. долл. Практически заклеймив Россию на международной арене, американская сторона, однако не указала, что по данной программе, все продукты должны приобретаться только в США, перевозиться только на американских судах и самолетах, и самое главное гуманитарная помощь не раздается голодающим, а продается в голодающих странах по низким ценам, уничтожая остатки местного сельского хозяйства и производства. Примерам такого рода можно посвятить отдельную монографию. Нам он нужен только для того, чтобы еще раз утвердится во мнении, что основой политики любого государства является собственный экономический интерес, реализуемый с помощью определенного набора механизмов, о котором речь пойдет дальше. Забегая вперед скажем, что набор этих механизмов прошел довольно длительный путь развития, модифицируясь и дополняясь новыми инструментами, основная задача которых в условиях усиливающейся взаимозависимости не быть раздражителями для международного сообщества, а напротив носить взаимовыгодный добровольный характер.

   Таким образом, в Стратегии внешнеэкономической безопасности страны должны быть определены приоритетные направления внешнеэкономической политики страны. (Разработке критериев для выбора приоритетных направлений внешнеэкономической безопасности будет посвящен следующий параграф). Четко сформулированные национальные, прежде всего внешнеэкономические интересы страны в данном регионе, разработанные показатели оценки реализации этих интересов, должны являться необходимой базой для российских политиков, которые представляют и лоббируют российские интересы.

   Например, товарооборот практически со всеми странами СНГ имеет положительную динамику, но этот, на первый взгляд положительный факт меркнет, если проанализировать динамику товарооборота данных стран с другими внешнеэкономическими партнерами и выявить изменение роли и места России во внешней торговле указанных стран. То же касается и инвестиций. При ближайшем рассмотрении оказывается, что Россия перестала играть для многих постсоветских стран роль главного инвестора. Более того, в некоторых странах участились случаи дискриминации российских инвесторов или попросту их выдавливание с национального рынка.

   Роль государства в данном случае заключается не только в защите своего инвестора, который потенциально будет отстаивать российские национальные интересы, но и в обеспечение участников внешнеэкономической деятельности информацией о потенциальных возможностях для развития бизнеса на том или ином рынке.

   Мы уже писали о том, что, на наш взгляд ключевыми интересами страны являются экономические интересы. Сложность состоит в том, что они не всегда очевидны, и основным в Стратегии внешнеэкономической безопасности должно стать определение этих интересов в соответствующих регионах мира. Более того, Стратегия должна дополняться соответствующими документами и исследованиями конкретных регионов с выявлением потенциальных возможностей для российского бизнеса. Представителям российского бизнеса необходимо знать, какие возможности могут открыться для них в африканских или латиноамериканских странах, какими ресурсами богаты эти регионы, структуру их потребностей, особенности ведения бизнеса и т.д. На сегодняшний день степень информированности бизнеса крайне мала, не хватает организаций, которые бы проводили консультации, помогали вести юридическое и финансовое сопровождение выхода российских фирм на внешний рынок.

   Проведение целенаправленной работы по выявлению стратегических возможностей - это важная часть работы над Стратегией внешнеэкономической безопасности.

   Как и любая стратегия, Стратегия внешнеэкономической безопасности страны должна содержать систему показателей, которая бы давала представление об эффективности внешнеэкономической политики страны. Внешнеэкономическая безопасность, будучи функцией взаимодействия двух систем (национальной и международной) имеет определенный набор показателей, качественная и количественная определенность которых для каждого государства различна. Количественные характеристики этих показателей будут отличаться в зависимости от того, о взаимодействии с каким регионом мира идет речь. Например, доля России в товарообороте равная 15% для такой страны как Белоруссия представляется абсолютно неприемлемой для развития российско-белорусских отношений. В то время, как безусловный прорыв двусторонних отношений, рассматривалась бы та же доля во внешней торговле любой страны Латинской Америки, где крупнейшим российским партнером является Бразилия, и доля России во внешней торговле этой страны составляет 1,3%.

   В то же время необходимы общие показатели внешнеэкономической безопасности. В Государственной программе Российской Федерации «Развитие внешнеэкономической деятельности» от 15 апреля 2014 года предлагается набор показателей и их плановых значений (см. таблицу 24).

Таблица 24. Целевые показатели программы и ожидаемые результаты

Целевые
показатели 
Планируемые
значения
Темпы роста экспорта ов Совершенствование экспортной специализации
Доля машин, оборудования и транспортных средств в экспорте товаров Перелом тенденции к снижению доли машин, оборудования и транспортных средств в экспорте товаров
Темпы роста числа организаций - экспортёров товаров Увеличение в 1,5 раз число организаций, занимающихся экспортом
Позиция Российской Федерации в рейтинге Всемирного Банка (Doing business) по показателю «Международная торговля» Вхождение в первую двадцатку
Динамика пропускной способности пунктов пропуска через государственную границу Российской Федерации Создание высокотехнологичной, транспорентной и высокоэффективной системы таможенного администрирования

   Составлено по: Государственная программа Российской Федерации «Развитие внешнеэкономической деятельности» - http://cdnimg.rg.ru/pril/95/85/99/330.pdf

   В Программе не содержится конкретных плановых показателей, за исключением плана вхождения в 20 стран рейтинга Всемирного банка (Doing business) по показателю «Международная торговля» и увеличение в 1,5 раз количества организаций, занимающихся экспортными операциями. Что касается рейтинга, то по общему рейтингу Россия в 2014 году занимала 62 место, по показателю «Международная торговля» - 155, в 2013 году – 157. При подсчёте показателя учитывается:
   - количество необходимых документов для экспорта, в России их девять; ;
   - стоимость экспортных процедур (с 2013 года она снизилась с 2615 долл. за контейнер до 2401долл.);
   - количество документов для импорта и количество дней для их получения (2014 году, так же как и в 2013 их 10, количество дней – 19,4);
   - расходы на оформление одного контейнера (снизились с 2810 долл. в 2013 году до 2595 долл. в 2014 году). 70

   В целом двадцатка стран по рейтингу (Doing business) по показателю «Международная торговля» представлена в таблице 25.

Таблица 25.

   Страна Рейтинг
(Doing business)
по показателю «Международная торговля» 
Общий рейтинг
Doing business
Сингапур 1 1
Гонконг 2 3
Южная Корея 3 5
Швеция 4 11
Ирландия 5 13
Эстония 6 17
Дания  7 4
Объединённые Арабские Эмираты 8 22
Канада 9 16
Франция 10 31
Малайзия 11 18
Израиль 12 40
Нидерланды 13 27
Финляндия 14 9
Великобритания 15 8
США 16 7
Маврикий 17 28
Германия 18 14
Австрия 19 21
Япония 20 29

   Составлено по: http://russian.doingbusiness.org/Rankings s

   70 http://russian.doingbusiness.org/data/exploreeconomies/russia#trading-across-borders

   Надо отметить, что срок реализации Программы обозначен 2018 годом. Представляется маловероятным, что России в условиях санкций и усиливающейся конкуренции удастся снизить стоимость экспортным процедур за 1 контейнер с 2401долл. до 1080 долл., стоимость импортных процедур за 1 контейнер с 2595 долл. до 1100 долл., количество необходимых документов для экспорта с 9 до 3, количество документов для импорта с 10 до 5 и количество дней для их получения с 19,4 до 11. В качестве плановых показателей были взяты показатели Японии, которая занимает 20 место в рейтинге.71

   При этом данные показатели в странах ОЭСР выглядят следующим образом:
   - количество необходимых документов для экспорта - 4,
   - стоимость экспортных процедур 1008,3 долл.;
   - количество документов для импорта и количество дней для их получения - 4 и 9,6 дней;
   - расходы на оформление одного контейнера – 1100 долл.72

   Что касается показателя количество организаций, занимающихся экспортными операциями, который необходимо до 2018 года увеличить в 1,5 раз, мы не уверены, что именно этот показатель можно взять в качестве одного из показателей внешнеэкономической безопасности, так как он не отражает качественной оценки развития экспорта. На мировом рынке главными игроками являются в настоящее время транснациональные корпорации. Экспортная деятельность таких корпораций как Самсунг, Тойота, Боинг и т.д. сопоставимы с десятками тысяч мелких и средних компаний.

   Все остальные показатели, предложенные в Программе, не имеют плановых значений. Поэтому не очень понятно, какой именно результат ожидается. Интересны в связи с этим, показатели и пороговые значения, которые предлагает С.Ю. Глазьев в своём докладе «О внешних и внутренних угрозах экономической безопасности России в условиях американской агрессии» (см. табл. 26).

   71 http://russian.doingbusiness.org/data/exploreeconomies/japan/#trading-across-borders
   72
http://russian.doingbusiness.org/Rankings
   

  Таблица 26. Оценки, характеризующие внешнеэкономическую зависимость России

   Предельно
критическое
значение
Фактическое
 состояние
2013 г.
Соответствие
Коэффициент достаточности международных резервов (% к трёхмесячному объёму импорта товаров и услуг) 9 40 В 4,4 раза лучше
Объём совокупного внешнего долга (% к ВВП на конец года) 25 34,8 В 1,4 раза хуже
Доля импортного оборудования во внутреннем спросе (%) 30 65,6 В 2,18 раза хуже
Доля импортного продовольствия в ВВП (%) 25-30 32 В 1,07-1,28 раза хуже
Доля экспорта в материальном производстве (%) 25 94 В 3,76 раза хуже
Доля иностранного капитала в инвестициях (%) 25 36 В 1,44 раза хуже
Объём иностранных обязательств коммерческих банков и прочих секторов (% к ВВП)   25 31 В 1,24 раза хуже
Доля просроченных и невозвращённых иностранных кредитов (% от общего объёма полученных кредитов)  25 50 В 2 раза хуже
Доля иностранных инвесторов в структуре собственности свободно обращающихся акций (%)   30 60 В 2 раза хуже
Доля иностранных кредитов к M2 (%) 20 27 В 1,35 раза хуже
Дефицит торгового баланса: по методологии платёжного баланса (%)  15 Профицит В пределах нормы
ВВП к мировому объёму (%) 7,5 2,7 В 2,7 раза хуже
ВВП на душу населения (%) 100 107 В пределах нормы
Объём иностранной валюты по отношению к рублёвой массе в национальной валюте (%) 10 50 В 5 раз хуже
Объём иностранной валюты в наличной форме к объёму наличных рублей (%)  25 100 В 4 раза хуже
Доля расходов на обслуживание внешнего государственного долга (% к общему объёму расходов федерального бюджета) 20 1,9 В пределах нормы
Отношение объёма внешнеторгового оборота (% к ВВП) 30 107 В 3,5 раза хуже

   Источник: Глазьев С.Ю. О внешних и внутренних угрозах экономической безопасности России в условиях американской агрессии. // Научный доклад, М. 2014, с.- 52- 53.

   Для формирования перечня общих показателей состояния внешнеэкономической безопасности, мы воспользуемся отдельными показателями из таблицы 26, но дополним их и для удобства разделим на подгруппы (см. табл. 27).

Таблица 27. Показатели внешнеэкономической безопасности и их пороговые значения
 I. Общие макроэкономические показатели

 Показатель  Пороговое или плановое значение Источник
1. Доля в мировом экспорте товаров Плановый показатель Показатель 2013 – 2,78%
2. Доля в мировом экспорте услуг Плановый показатель Показатель 2013 – 1,39 %
3. Объём совокупного внешнего долга (%) к ВВП на конец года 50 Пороговое значение зафиксировано в Договоре о ЕАЭС
4. Объёма внешнего долга к годовому объему экспорта товаров и услуг, % 220 Пороговое значение, используемое Центральным Банком РФ
5. Сальдо по торговле товарами  0 В 2014 году составило 211,7 млрд. долл.
6. Сальдо по торговле услугами   0 В 2014 году составило (-55,24 млрд. долл.)
7. Доля импортных товарных ресурсов в общем объёме товарных ресурсов – показывает структуру и зависимость товарных ресурсов розничной торговли от иностранного производителя (%) 15 – 20    В 2014 году: 58% - собственное производство, 42% - поступления по импорту. В условиях санкций и курса на импортозамещение такое соотношение товарных ресурсов является серьёзной угрозой, особенно по жизненно значимым и стратегическим товарам.
8. Охват национальными платежными инструментами клиентов банков, получающих за счет средств бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, государственных внебюджетных фондов заработной платы, пенсий, социальных пособий, стипендий и денежного довольствия   85 % Стратегия развития национальной системы платежных карт, от 06 февраля 2015 года 122 военнослужащих (%)
9. Темпы роста/ падения курса национальной валюты  0 - 2% Экспертная оценка.

Таблица 27. Показатели внешнеэкономической безопасности и их пороговые значения
  II. Показатели диверсификации экспорта: по продукции, по странам – импортёрам,
по использованию при расчетах национальной и региональных валют

 Показатель  Пороговое или плановое значение Источник
10. Доля высокотехнологичной продукции в экспорте 10-15 Экономическая безопасность России: Общий курс: Учебник/ под редакцией В.К. Сенчагова. 2-е изд. – М.; Дело, 2005, с.- 814
11. Доля машин и оборудования в экспорте 25 - 30 В 2014 году доля машин и оборудования в экспорте 5,7%, в импорте – 47,6%. Сальдо - (-109,8) млрд. долл.
Расчёты показали, что для сбалансирования сальдо и снижения зависимости РФ от поставок машин и оборудования их доля должна быть не менее 25-30%73
12. Доли отдельных стран в экспорте конкретного продукта Рассчитывается для каждой товарной группы  

Таблица 27. Показатели внешнеэкономической безопасности и их пороговые значения я  
III. Показатели диверсификации импорта: по продукции, по странам – экспортёрам,
по использованию при расчетах национальной и региональных валют валют

 Показатель  Пороговое или плановое значение Источник
13. Доля машин и оборудования, в общем объёме импорта 15 В 2014 году доля машин и оборудования в экспорте 5,7%, в импорте – 47,6%. Сальдо - (-109,8) млрд. долл. Расчёты показали, что для сбалансирования сальдо и снижения зависимости РФ от поставок машин и оборудования их доля должна быть более 15%.
14. Доля импортного продовольствия, в общем объёме продовольственных ресурсов    25 Экономическая безопасность России: Общий курс: под редакцией В.К. Сенчагова. 2-е изд. – М.; Дело, 2005, с.- 814
15. Доля импортного посадочного материала, в общем объёме посадочного материала  20 В 2014 году
16. Доли отдельных стран в поставках конкретного экспортного продукта Рассчитывается для каждой товарной группы  
17. Доля национальной валюты и региональных валют, используемых при расчётах за импорт товаров и услуг Нуждается в разработке  

   73 http://www.cbr.ru/statistics/credit_statistics/bp.pdf

Таблица 27. Показатели внешнеэкономической безопасности и их пороговые значения  
IV. Показатели зависимости от внешних источников финансирования

 Показатель  Пороговое или плановое значение Источник
18. Доля иностранного капитала в инвестициях (%) 25 Глазьев С.Ю. О внешних и внутренних угрозах экономической безопасности России в условиях американской агрессии. // Научный доклад, М. 2014
19. Объём иностранных обязательств коммерческих банков и прочих секторов (% к ВВП) 25
20. Доля просроченных и невозвращённых иностранных кредитов (% от общего объёма полученных кредитов) 25
21. Доля иностранных инвесторов в структуре собственности свободно обращающихся акций (%)  30
22. Доля иностранных кредитов к M2 (%) 20

Таблица 27. Показатели внешнеэкономической безопасности и их пороговые значения
  V. Показатели технологической зависимости

 Показатель  Пороговое или плановое значение Источник
 23. Доля закупок высокотехнологичного импортного оборудования в общих закупках оборудования промышленных предприятий

Показатель, отражающие уязвимость национальной экономики в плане технологической зависимости. Угроза новая, требует детального анализа и разработки пороговых значений.

24. Сальдо торговли технологиями с зарубежными странами по основным видим экономической деятельности 0 *

Таблица 27. Показатели внешнеэкономической безопасности и их пороговые значения
VI. Показатели эффективности использования мягкой силы  

 Показатель   Пороговое или плановое значение Источник
25. Доля российских телевизионных и радиопрограмм в общем объёме мирового вещания Пороговых значений данные показатели иметь не могут.
Для показателей этой группы целесообразно вводить плановые показатели.
 
26. Количество школ и курсов русского языка за рубежом  
27. Количество филиалов российских ВУЗов за рубежом  
28. Количество иностранных студентов, обучающихся в стране  
29. Количество проведённых выставок  
30. Участие в зарубежных выставках  
31. Количество внешнеторговых сделок, заключённых после выставокont>  
   * На 2014 год
   (-2,04 млрд. долл.) – по статье «плата за использование интеллектуальной собственности;
   (-0,535 млрд. долл.) – «телекомуникационные, компьютерные и информационные услуги;
   услуги в области архитектуры, инженерные услуги, услуги в технических областях (- 0,448 млрд. долл.)74
   Источник: составлено автором.

   74 http://www.cbr.ru/statistics/credit_statistics/bp.pdf

   Список показателей может дополняться и сужаться в зависимости от меняющихся внешних условий. Часть показателей имеют разработанные пороговые значения, по оставшимся показателям целесообразно вводить фактические и плановые значения. Но главное, чтобы эта система показателей использовалась на постоянной основе для мониторинга изменения степени опасностей и угроз внешнеэкономической безопасности страны.

   В дополнение к предложенным в таблице показателям, в условиях высокой волатильности рубля, влияющей на экономику страны, на наш взгляд было бы целесообразно включить в индикаторы внешнеэкономической безопасности такой показатель, как В условиях санкций и обострившейся конкурентной борьбы, данные показатели, на наш взгляд необходимо дополнить, такими показателями, как: «темпы роста/ падения курса национальной валюты» - показатель, требующий дополнительного анализа и разработки порогового значения.

   Таким образом, реализация стратегии внешнеэкономической безопасности призвана создать материальные условия для защиты жизненно-важных интересов страны. Это требует наличие в стране самой стратегии внешнеэкономической безопасности, отражающей современные и перспективные тенденции в изменении уровня внешнеэкономических угроз. Стратегия должна быть оформлена в официальный документ, формирующий систему официальных взглядов на национальные интересы страны в сфере внешнеэкономической деятельности.


2.2 КРИТЕРИИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ РЕГИОНАЛЬНЫХ ПРИОРИТЕТОВ
ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

   Региональные приоритеты внешней политики Российской Федерации впервые были изложены в Концепции внешней политики 2000 года, а затем уточнены и доработаны в Концепции внешней политики 2008 и 2013 года, отдельные направления нашли своё отражение так же в Программе «Развитие внешнеэкономической деятельности» 2013 года.

   С точки зрения внешнеэкономической безопасности интересно в данном случае оценить, как менялись взгляды внешнеполитических ведомств на проблемы и сотрудничество в том или ином регионе. Проанализировав Концепции можно констатировать, что за прошедшие с момента принятия первой Концепции 13 лет региональные приоритеты не изменились. Интересно другое, каких успехов достигла Россия по этим направлениям. Как изменились позиции страны на этих направлениях? Итак, и в Концепции 2000 года и в Концепции 2008 и 2013 годов безусловным приоритетом внешней политики России признаются страны – участницы Содружества Независимых государств (СНГ). Основой цементирующей отношения между государствами, особенно с государствами, переживающими глубокие структурные и финансовые трудности являются экономические отношения (торговля, инвестиции, помощь). В связи с этим, на наш взгляд интересно проанализировать, как изменилась доля России в товарообороте и инвестициях стран – участниц СНГ, чтобы понять насколько значимым партнером для экономики этих стран является Россия, насколько странам не выгодно менять российский вектор внешней политики.75 Ещё в 1993 году доля РФ в товарообороте стран СНГ составляла 50 и более процентов, понятно, что в изменившихся с распадом Советского Союза условиях, удержать такой высокий показатель не представлялось возможным. Негативное отношение к России в середине 90-х годов, а также те экономические трудности, которые переживала Российская Федерация, привели к резкому снижению доли страны как ведущего торгового партнёра. Не получилось создать полноценную зону свободной торговли между странами участницами Содружества независимых государств, да и само СНГ к 2013 году потеряла ряд своих членов. Минимальная доля России, стала в 75 Здесь и далее: Указ Президента РФ 12 июля 2008 г. «Концепция внешней политики Российской Федерации». Указ Президента РФ 28 июня 2000 г. «Концепция внешней политики Российской Федерации» товарообороте таких стран как Грузия, Азербайджан, значительно снизилась она в товарообороте Молдовы, Казахстана и Узбекистана (см. табл. 28).

   Таблица 28. Доля России в товарообороте стран СНГ (%, 1995-2013 гг.)

   1995 2000 2005 2006 2007 2008 2012 2013
Азербайджан 14,8 - 11,8 14,2 13,1 3,5 6,9 6,7
Армения 19,3 6,0 13,5 19,9 22,0 21,2 24,4 24,4
Белоруссия 4,7 58,3 48,4 47,4 49,2 47,2 47,4 49,5
Грузия* 7,5 - 16,0 16,3 9,8 8,1 5,4 5,2
Казахстан 72,3 - 21,1 20,7 20,5 18,3 17,4 17,8
Кыргызстан 22,1 18,6 34,4 38,0 40,5 31,8 24,4 24,5
Молдова 54,9 26,4 18,2 16,0 14,5 27,6 20,0 19,8
Таджикистан   20,1 22,5 24,7 23,9 25,0 13,1 13,0
Туркменистан - - - - - 5,6 5,3 5,4
Узбекистан - - 18,6 22,0 22,4 20,0 29,0 28,9
Украина - 30,4 28,9 26,9 26,8 23,0 29,3 29,4

   * Грузия вышла из состава СНГ 18 августа 2009 года.

   Рассчитано автором по: www.stat.gov.az, www.armstat.am, www.belstat.gov.by, http://caucasica.org, www.customs.kz, www.stat.kg, www.statistica.md, www.investuzbekistan.uz, www.stat.tj, www.ukrstat.gov.ua, www.stat.gov.tm

   Очевидно, что там, где возможно заменить российский импорт, кроме импорта энергоресурсов, он был заменен зарубежными аналогами. То же происходит и с инвестициями. Доля российских инвестиций в странах - членах СНГ не отвечает российским внешнеэкономическим интересам. Даже в странах Единого экономического пространства Россия уже не занимает лидирующее место среди инвесторов. Доля российских инвестиций в других странах и того меньше. С одной стороны, это объясняется тем, что на протяжении 90-х годов Россия из-за собственных экономических трудностей практически вообще не инвестировала, и эту нишу быстро занял иностранный капитал. С другой стороны, страны были не готовы к принятию российских прямых инвестиций, так как рассматривали их как покушение на свой суверенитет и попытку восстановления влияния Москвы. Представители крупного российского бизнеса, которые все же принимали решения о выходе на эти рынки, в отсутствии целенаправленной государственной поддержки, сталкивались с большими проблемами: от дискриминации до пересмотра итогов приватизации и т.д.

   Ослабление позиций России, прежде всего экономических, в странах СНГ привела к тому, что если в 2000 году в Концепции ставилась задача «укрепление сотрудничества в рамках СНГ, со всеми странами – участницами на основе добрососедских отношений и стратегического партнерства», то в 2013 году – «развитие двустороннего и многостороннего сотрудничества с государствами - участниками СНГ, дальнейшее укрепление СНГ… С государствами, которые проявляют готовность к этому…». Очевидно, такая формулировка связана, прежде всего, с проблемами, которые возникают в российско-азербайджанских отношениях, с попыткой Украины на тот момент стать ассоциированным членом Европейского Союза и членом НАТО и т.д.

   Хотя именно Украине в Концепции 2013 года уделяется особое место, ставится задача «выстраивать отношения с Украиной как приоритетным партнером в СНГ, содействовать ее подключению к углубленным интеграционным процессам». События на Украине 2013 – 2014 годов лишний раз подтвердили насколько мощные внешнеполитические оппоненты у Российской Федерации. Война на Украине, подписание Соглашения об ассоциированном членстве с ЕС – можно ли было этого избежать? Вопрос риторический. Наши оппоненты ещё в 1992 году поставили своей целью полный вывод Украины из сферы влияния России. Велась целенаправленная работа, итогом которой стали события на Майдане. Только просчет западных стратегов, их ставка на фактически фашистских последователей, привел неожиданно для них самих к фактическому развалу страны, присоединению Крыма к России и войне на юго-востоке Украины. Как будут развиваться события на Украине мы не знаем, но задача России ни в коем случае не допустить у себя на границе образование враждебного государства с размещённой на его территории базой НАТО. Слишком много связывает страны, не только исторически, но прежде всего экономически. От разрыва кооперационных связей особенно в части военно-промышленного комплекса пострадают обе стороны. С позиции геополитики Украина была и всегда будет постсоветским пространством – сферой жизненно важных интересов РФ,

   Интересно, что ни в одной Концепции не употребляется термин постсоветское пространство. Однако на наш взгляд, такая позиция является не совсем верной. Как мы постараемся доказать ниже именно постсоветское пространство, а не пространство СНГ, является зоной стратегических интересов России.

   В постсоветское пространство входят так же три бывшие прибалтийские республики Латвия, Литва и Эстония, с которыми нас связывает не только общая история, но и совершенно конкретные двусторонние взаимовыгодные отношения, и наличие конкретных внешнеэкономических и стратегических интересов.

   В Концепции 2000 года Латвия, Литва и Эстония упоминаются после описания стратегического партнерства с ЕС, НАТО, Центральной и Восточной Европой. И это в то время, когда в этих странах оставалось довольно большое количество русскоязычного населения, а их членство в ЕС еще было под большим вопросом, однако, очевидно, планов включить эти страны в орбиту своих национальных интересов в области создания какого-либо интеграционного объединения с их участием на постсоветском пространстве уже не было. «Хорошие перспективы имеет развитие отношений Российской Федерации с Литвой, Латвией и Эстонией. Россия выступает за то, чтобы повернуть эти отношения в русло добрососедства и взаимовыгодного сотрудничества. Непременным условием этого является уважение данными государствами российских интересов, в том числе в стержневом вопросе о соблюдении прав русскоязычного населения».

   Здесь надо отметить, что до сих пор остро стоит вопрос о статусе русского языка, хотя согласно правилам Евросоюза, если национальное меньшинство составляет в стране не менее 20% населения, язык этого меньшинства автоматически должен становится вторым государственным языком. В случае новых независимых стран Балтии этнические русские в Эстонии составляют 25,6%, В Латвии – 30% и только в Литве этот процент ниже – 6,3%. Несмотря на это, русский язык в этих странах законодательно исключен из сферы официального общения.

   В Концепции 2008 года в дополнение к этой проблеме добавилась еще проблема «жизнеобеспечения Калининградской области». В области, наблюдается интенсивная экспансия не только со стороны Литвы, но и Польши, Германии и США. Данная экспансия видна во всех сферах общественной жизни, прежде всего, в экономической (активное создание совместных предприятий, избирательное кредитование и приватизация местных предприятий, введение облегченного визового режима транзитных железнодорожных и автомобильных поездок для граждан области и т. д.). В настоящее время в области зарегистрировано более 2200 предприятий с иностранным капиталом, причем наибольшее количество фирм создано с участием партнеров из Литвы - 603, Польши – 568, Германии – 358. На Литву, Польшу и Германию приходится 40% инвестиций, поступающих в Калининградскую область.76 Калининградская область все чаще становится разменной картой в российско-литовских отношениях.

   Несмотря на это Латвия, Литва и Эстония фактически выпали из Концепции 2013 года. Конечно, можно предположить, что, говоря в целом о развитии отношений с Европейским Союзом, авторы имеют в ввиду, в том числе и три постсоветские республики. Однако все же, в качестве приоритетов в ЕС авторы Концепции 2013 года выделили Германию, Францию, Италию, Нидерланды, а также Великобританию. Кстати, до сих пор на портале внешнеэкономической информации Министерства экономического развития информации по Латвии и Эстонии нет вообще.77

   76 www.rustrade.lt
   77 http://www.ved.gov.ru/exportcountries/

   В целом надо отметить, что новые независимые страны Балтии являются на сегодняшний день одними из самых нетерпимых, негативно настроенных по отношению к России странами. Именно они решительней всех добивались введения против России санкций, понимая при этом, что национальные экономики пострадают больше. Сельскохозяйственные продукты и сырье, запрет на ввоз которых Россия ввела запрет, занимают в общем объеме экспорта Эстонии в Россию почти 17% (около 240 млн. евро), Латвии – более 37% (около 448 млн. евро), а Литвы – более 40% (около 300 млн. евро). Серьёзнейшим образом пострадает рыбная промышленность. Крупнейший завод Латвии по производству шпрот Brivais vilnis 90% своей продукции производит для России и т.д. Сейчас страны Балтии требуют у еврочинивников компенсировать их убытки. В целом потери Эстонии составят, оценкам крупнейшего коммерческого банка Прибалтики, эстонского филиала шведского Swedbank, до 89 млн. евро, Латвии - до 54 млн. евро, Литвы - до 900 млн. евро.

   Вообще, случай с прибалтийскими государствами, яркий пример того, как может внешняя политика государств противоречить их экономическим интересам. Причём происходит это с момента обретения ими независимости. Например, одним из условий членства Литвы в ЕС было закрытие Игналинской АЭС, которая обеспечивала, по разным оценкам от 70% до 80% потребности в электроэнергии в стране. Свое решение Еврокомиссия объяснила соображениями экологической безопасности, хотя незадолго до этого МАГАТЕ признала станцию полностью безопасной. Тем не менее, Литва приняла это условие.

   По сей день, работы по закрытию станции не завершены. Первоначально ЕС обещал полностью финансировать закрытие и построить новую Висагинскую АЭС. Однако, финансовый кризис 2008 года внёс свои коррективы. Выделенных 700 млн. долларов хватило лишь на закрытие первого энергоблока, закрытие второго и строительство могильников полностью легло на плечи литовского правительства. По оценкам специалистов закрытие станции стало самым дорогостоящим в мире. На плечи литовского правительства легла так же проблема обеспечения страны электроэнергией. На сегодняшний день Литва практически полностью зависит от поставок российского газа и нефти. Но это не значит, что ЕС отказался от своих планов. Чтобы разрушить связи Литвы и других стран Балтии с Россией и интегрировать в энергосистему континентальной Европы - ENTSO-E, уже реализуются ряд проектов: ESTLINK (связь постоянного тока между Эстонией и Финляндией), LITPOLLINK (строящийся энергомост между Литвой и Польшей), SWEDLINK (строительство кабельной линии между Литвой и Швецией) и другие. При синхронном присоединении к ENTSO-E энергосистем стран Балтии последует их отделение от ЕЭС России. Но при этом цена на электроэнергию в странах Балтии, существенно возрастёт.

   Этот частных случай хорошая иллюстрация того, что произошло с экономиками стран Балтии после вступления в ЕС, принятием европейских технических регламентов и единой внешнеторговой политики. Закрытие и разорение производства, миграция населения и переход большинства трудоспособного населения в сферу услуг.

   Но даже в этих условиях страны Балтии продолжают оставаться проводниками идей США. В геополитической игре за балтийский регион Россия пока безнадёжно проигрывает.

   Далее в Концепции 2008 определяется отношение России к интеграционным объединениям на пространстве стран СНГ без участия России, о которых в Концепции 2000 года ничего не говорилось, хотя уже в 1997 году наряду с СНГ на постсоветском пространстве действовал отнюдь не дружественный ГУАМ (Азербайджан, Грузия, Молдова, Украина), который начал свою работу как консультативный форум, а в 2006 году превратился в международную организацию. Интересно, что Консультативный форум был основан 10 октября 1997 года в рамках Саммита Совета Европы в г. Страсбурге. «Отношение России к субрегиональным образованиям и иным структурам без российского участия на пространстве СНГ определяется исходя из оценки их реального вклада в обеспечение добрососедства и стабильности, их готовности на деле учитывать законные российские интересы и уважать уже существующие механизмы сотрудничества». Довольно расплывчатая формулировка, так как не понятно кто и по каким критериям будет оценивать «реальный вклад в обеспечение добрососедства и стабильности, и какие меры будет принимать Россия в случае установления факта недружественного отношения, ведь речь идет о постсоветском пространстве. Кстати, в 2006 году США выступили с инициативой создания в регионе, без участия России, новой интеграционной группировки в Центральной Азии, которая заменила бы существующие ЕврАзЭС, ЕЭП и ШОС – Партнерство по сотрудничеству и развитию Большой Центральной Азии (ПБЦА) – Казахстан, Узбекистан, Киргизия, Туркменистан, Таджикистан и Афганистан. Целью Партнерства было объявлено планирование, координация и осуществление целого ряда программ, разработанных в США.

   В Концепции 2013 года по этому поводу говорится, что «уважая право партнеров по Содружеству на выстраивание отношений с другими международными субъектами, Россия выступает за всеобъемлющее выполнение государствами - участниками СНГ, взятых на себя обязательств в рамках региональных интеграционных структур с российским участием, обеспечение дальнейшего развития интеграционных процессов и взаимовыгодного сотрудничества на пространстве СНГ». В данном случае выводы делать пока ещё рано. Тем не менее, задача для России здесь поставлена достаточно определённо – продолжать оставаться интеграционным ядром, для участников интеграционных группировок выполнять взятые на себя обязательства.

   Продолжает оставаться активной на постсоветском пространстве деятельность международных организации, в том числе и НАТО, к расширению которого Россия выразила свое отношение еще в Концепции 2000 года. «Реально оценивая роль Организации Североатлантического договора (НАТО), Россия исходит из важности сотрудничества с ней в интересах поддержания безопасности и стабильности на континенте. Интенсивность сотрудничества с НАТО будет зависеть от выполнения Соглашения о неприменении силы и угрозы силой, не размещения на территориях новых членов группировок обычных вооруженных сил, ядерного оружия и средств его доставки… Россия сохраняет негативное отношение к расширению НАТО». Такая, на первый взгляд жесткая позиция России на расширение НАТО, не помешала альянсу в 2004 году принять в свои члены кроме новых независимых стран Балтии Болгарию, Румынию, Словакию и Словению. В 2007 году Сенат США единогласно принял законопроект о поддержке вступления Грузии, Украины, Албании, Хорватии и Македонии в НАТО. Более того, из федерального бюджета США в 2007 году было выделено на «содействие в области безопасности» для подготовки к вступлению в НАТО порядка 19 млн. долл., в 2008 году – 12 млн. долл., в период с 2008 по 2012 годы эти цели было потрачено порядка 30 млн. долларов.78

   В Концепции 2008 года Россия опять указывает на свое отрицательное отношение к приему в НАТО Грузии и Украины, а также к приближению военной инфраструктуры НАТО к российским границам в целом, причем делает, это практически не меняя формулировку 2000 года. «Реально оценивая роль НАТО, Россия исходит из важности поступательного развития взаимодействия в формате Совета Россия - НАТО в интересах обеспечения предсказуемости и стабильности в Евро-Атлантическом регионе. Россия будет выстраивать отношения с НАТО с учетом степени готовности альянса к равноправному партнерству. Россия сохраняет отрицательное отношение к расширению НАТО, в частности к планам приема в члены альянса Украины и Грузии, а также к приближению военной инфраструктуры НАТО к российским границам в целом». Тем не менее, в 2009 году в Альянс вступила Албания и Хорватия. Официальными претендентами на вступление теперь являются: Грузия, Украина, Македония, Сербия, Босния и Герцеговина.

   78 http://www.newsgeorgia.ru

   В 2012 году генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен, находясь с визитом в Грузии, заявил, что «Грузия близка к Альянсу как никогда».79 Россия в Концепции 2013 года вновь обозначила свою позицию по этому вопросу, следующим образом: «Россия сохраняет отрицательное отношение к расширению НАТО и к приближению военной инфраструктуры НАТО к российским границам в целом, как к действиям, нарушающим принцип равной безопасности и ведущим к появлению новых разъединительных линий в Европе».

   Несмотря на очередную декларацию своей позиции, понятно, что без титанических усилий российского правительства и бизнеса переломить данную ситуацию очень сложно. Что, касается развития отношений со странами бывшего социалистического лагеря, которые на протяжении многих лет являлись важнейшими экономическими партнерами и союзниками, имели развитые кооперационные связи, как с Россией, так и между собой, то в Концепции 2000 года ставилась задача «сохранение наработанных человеческих, хозяйственных и культурных связей с государствами Центральной и Восточной Европы». Несмотря на поставленную в официальном документе задачу, за прошедшие с момента его выхода восемь лет, никаких подвижек в лучшую сторону с большинством стран Восточной и Центральной Европы не наблюдается. Напротив, почти повсеместно растут антироссийские настроения. А влияние и роль России в экономическом развитии этих стран снижается. Интересно, но в Концепции 2000 года практически ни слова не говорилось о бывших союзниках СССР, таких как Куба, Сирия, Египет и других дружественных странах. А ведь Советский Союз, например, являлся одним из основных полюсов влияния в ближневосточном регионе. К моменту распада СССР арабские страны были главными экономическими партнерами Советского Союза в «третьем мире». Восстановление отношений с бывшими союзниками, которые в перспективе должны стать опорой и проводниками российских интересов в соответствующих регионах, одна из ключевых задач российской внешнеполитической и внешнеэкономической стратегии. Отрадно, что в документе 2008 года эти страны уже фигурируют, кроме того, расширился список стран европейских, латиноамериканских, азиатских, включенных в список стратегических партнеров. В 2013 году данная тенденция сохранилась и в качестве стратегических партнёров в Латинской Америке названы: Аргентина, Венесуэла, Куба и Мексика. Бразилия отмечается отдельно в связи с усилением сотрудничества в рамках БРИКС, о котором в 2008 году, несмотря на его существование еще не упоминалась. Несмотря на то, что развитие в рамках БРИКС вынесено в качестве приоритетного направления внешнеэкономической политики, отдельно в Концепции вынесено развитие «механизма и взаимовыгодного внешнеполитического и экономического сотрудничества в формате Россия - Индия – Китай».

   79 http://www.rosbalt.ru/exussr/2012/04/20/972301.html.

   Проанализировав Концепции внешней политики 2000, 2008 и 2013 года, мы можем только в общем виде констатировать, что по ряду пунктов России не удалось выполнить поставленные перед собой задачи.

   Так, например, в 2000 году, одним из приоритетов было недопущение развала Союзной Республики Югославии. Несмотря на позицию России по этому вопросу, такого государства как Союзная Республика Югославия уже не существует, напряженность на Балканах сохраняется, так как однажды запущенный маховик сепаратизма остановить теперь очень сложно, да и останавливать Западу его не выгодно. Доминировать над множеством мелких экономически слабых государств значительно проще, чем над одним большим. Проблема отделения Косово от Сербии еще не решена, но в российской Концепции 2008 года Балканы уже не выделены как приоритетная область внешней политики. Зато они вновь появляются в Концепции 2013 года. «Балканский регион имеет для России важное стратегическое значение, в том числе как крупнейший транспортный и инфраструктурный узел, через территорию которого осуществляется доставка нефти и газа в страны Европы». Это конечно прекрасно, что Балканы вновь попали в поле зрения российской внешней политики, другое дело, что сейчас, когда часть стран региона уже в Европейском Союзе и НАТО, а часть претендует на вступление, вернуть свои позиции в регионе будет гораздо труднее, но еще возможно.

   Концепция внешней политики РФ 2008 года была подписана 12 июля, т.е. ровно за день до того, как было подписано соглашение о создании Средиземноморского Союза, который объединил 43 страны.80 Россию в него не пригласили, хотя в Концепции 2000 года перед страной была поставлена задача «проведение целенаправленного курса на превращение Большого Средиземноморья как связующего узла таких регионов, как Ближний Восток, Черноморский регион, Кавказ, бассейн Каспийского моря в зону мира, стабильности и добрососедства». Очевидно, что превращать этот регион в зону стабильности и добрососедства будут уже развитые европейские страны, основная задача которых с помощью Средиземноморского Союза уменьшить зависимость ЕС от поставок российских энергоресурсов. В Стратегии 2013 года средиземноморья так же нет.

   80 В Средиземноморский союз входят 43 государства: Албания, Алжир, Австрия, Бельгия, Босния и Герцеговина, Болгария, Хорватия, Кипр, Чешская республика, Дания, Египет, Эстония, Финляндия, Франция, Германия, Греция, Венгрия, Ирландия, Израиль, Италия, Иордания, Латвия, Ливан, Литва, Люксембург, Мальта, Мавритания, Монако, Черногория, Марокко, Нидерланды, Палестинская Автономия, Польша, Португалия, Румыния, Словакия, Словения, Испания, Швеция, Сирия, Тунис, Турция, Великобритания.

   Но появились Южная Осетия и Абхазия, а также впервые в качестве направления внешнеэкономической политики Австралия и Новая Зеландия. Отдельно выделена Арктика. «Последовательно реализуя национальные интересы, Россия исходит из достаточности, имеющейся международной договорно-правовой базы для успешного урегулирования всех возникающих  в регионе вопросов путем переговоров, включая вопросы установления внешних границ континентального шельфа в Северном Ледовитом океане».

   Таким образом, из представленных документов, мы можем только сделать общие выводы относительно успешности российской политики на том, или ином направлении. Выводы по многим пунктам отнюдь не утешительные. Наряду с отдельными успехами, Россия продолжает терять свои позиции во многих важнейших для ее национальной безопасности регионах мира.

   Очевидно, это происходит из-за отсутствия понимания национальных экономических интересов в том или ином регионе. Национальных экономических интересов, которые должны основываться с одной стороны, на конкретном анализе обстановки в стране или регионе, с другой - на представлении о том, что национальные экономические интересы являются стратегическими и долгосрочными.

   Но вернёмся к тезису, что России необходимо определиться с критериями определения региональных приоритетов, так как развивать одновременно отношения со всеми странами мира невозможно.

   При ранжировании стран региона по степени значимости с точки зрения геополитических и экономических интересов России мы должны учитывать:
   1. Геостратегическое положение страны - партнёра в регионе – транзитный потенциал, наличие выхода к морю, наличие морских портов и т.д.
   2. Ресурсный потенциал. Привлекательность страны с точки зрения наличия в ней необходимых России ресурсов.
   3. Технологический потенциал. В условиях технологической зависимости России от стран Запада наличие необходимой в настоящий момент технологической базы, которая могла бы быть куплена или совместно использована.
   4. Потенциальная ёмкость национального рынка для потребления российских товаров с высокой степенью переработки.
   5. Наличие опыта работы со страной, лояльность правительства к России.

   В целом работа по выявлению потенциальных партнёров должна носить двухуровневый характер. На первом уровне выбираются стратегические партнёры по вышеописанным критериям. Здесь надо отметить, что в условиях становления многополярного мира, из пяти предложенных критериев, все из которых, безусловно, важны, определяющим сегодня, иногда вопреки экономической целесообразности становится геополитический фактор. Влиянию геополитических факторов на выбор внешнеэкономических партнёров будет посвящена 3 глава.

   Так же важно, чтобы велась работа на уровне отраслей. Т.е. необходим постоянный мониторинг по выявлению потенциальных программ сотрудничества. Этим должны заниматься профильные министерства совместно с крупными профильными холдингами, имеющими экспортный потенциал. Например, мониторинг программ развития стран с формирующимися рынками может дать сигнал о возможности предложения национальных товаров и услуг на данный рынок.

   После определения ключевых партнёров, необходимо чётко сформулировать экономические интересы России и экономические интересы страны-партнёра, так как основой экономического сотрудничества должны стать взаимные интересы.

   Кроме того, для каждого партнёра должны быть утверждены оценочные показатели эффективности двустороннего сотрудничества, своего рода план развития сотрудничества. Совокупность интересов в конкретных странах и регионах, угроз этим интересам, механизмы их реализации и показатели эффективности должны стать основой для разработки стратегии внешнеэкономической безопасности РФ.


2.3. МЕХАНИЗМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ ИНТЕРЕСОВ:
ПРОБЛЕМЫ ВЫБОРА И СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ

   Итак, в предыдущих параграфах мы говорили о том, как важно понимать свои национальные интересы в том или ином регионе, а точнее странах региона, а также, что одним из конечных результатов стратегии внешнеэкономической безопасности должно стать расширение сферы влияния и взаимовыгодного экономического сотрудничества России с данными странами. Однако не менее важным вопросом стратегии внешнеэкономической безопасности является вопрос инструментария достижения данного результата.

   Существует два подхода к выбору механизмов продвижения внешнеэкономических интересов государства – это идеалистический и реалистичный подходы. В основе идеалистического подхода проблеме реализации внешнеэкономических интересов лежит гармония интересов в мировой политике, обеспечение мира и безопасности без войны и без господства великих держав (И. Кант, Р. Корден, Дж.Брайт и др.). Признаки идеалистической концепции в реальной международной политике можно увидеть только очень короткое время после великих мировых потрясений, таких, какими были, например, Первая и Вторая мировые войны. Но в целом, идеалистическая концепция, при всей её привлекательности, в современных условиях становится уделом философов от политики.

   Реалистичный подход к проблеме реализации национальных интересов исходит из того, что государство в своей внешней политике должно исходить из интересов своей страны и граждан, а не из общечеловеческих интересов всех наций и государств. Он был основан Макиавелли, развит Ботеро, Боденом, Гобсом и Гроцием в 16-17 веках. В 18 веке герцог Анри де Роган, обобщив работы своих предшественников, вывел формулу: «Князья командуют народами, но князьями командуют интересы»81.

   Современные реалисты признают в международных отношениях приоритет государства перед такими субъектами этих отношений, как транснациональные корпорации, межправительственные органы, международные общественные организации и т.д. При этом государство не отождествляется с его институциональными органами управления, а является синонимом такого общего понятия как «страна».

   Если, реалистическая концепция изначально основывалась на приоритете силовых отношений, прежде всего военной силе и военной безопасности (стремление к наращиванию такой силы выдвигалась в качестве главной цели государства), то современные представители реалистичной школы несколько сместили акценты с военных механизмов, хотя они продолжают оставаться значимыми и востребованными, на механизмы экономической экспансии (кредитах, инвестициях, помощи и т.д.) и механизмах мягкого влияния.

   Законченный вид концепция политического реализма применительно к международным отношениям приобрела в работах общепризнанного главы современной школы политического реализма американского теоретика Ганса Моргентау (1904 -1980), который писал, что главным во внешней политике любого государства являются национальные интересы, достижение региональной или мировой гегемонии. При этом он говорил, что политика национальных интересов, не может быть успешной, если она не подкреплена силой, которая выступает главной отличительной чертой государства. Но под понятием «сила» учёный понимает не только состояние вооружённых сил страны, но и географическое положение, природные ресурсы, промышленный потенциал, численность населения, «национальный характер» (отношение населения к войне), «национальную мораль» (отношение населения к правительственной политике), качество дипломатии, «которая выступает как самый главный фактор, определяющий мощь страны». По мнению Моргентау, дипломатия - это искусство совмещения различных элементов национальной мощи вокруг достижения внешнеполитических целей», это - качество правительства, т.е. его способность обеспечить поддержку своей внешней политики со стороны общественного мнения.

   81 http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/877004

   Роберт Даль, продолжая эту тему писал, что сила государства зависит не только от того, чем оно обладает, а от того, какие действия оно может заставить совершить другие государства.82 Развил эту идею профессор Гарвардского Университа Джозеф Най, предложивший понимать под силой государства его способность достигать желаемых результатов, изменяя при необходимости поведение других государств.83 Он развил концепцию политики «кнута и пряника», назвав ее «жесткой силой» (hard power), которая реализовывается через принуждение (кнут) и подкуп (пряник). И добавил в нее понятие «мягкое влияние» (soft power), которое реализуется через формирование у субъекта воздействия желания следовать за лидером. По выражению автора концепции, оно представляет собой способность «добиваться того, чтобы другие сами захотели тех результатов, которые вам выгодны».84 Говоря о механизмах обеспечения мягкого влияния Най указывает: «Чтобы добиться сотрудничества посредством мягкого влияния, нужно обладать иными (по сравнению с жесткой силой) типом ресурсов не мощью и деньгами, но приверженностью объекта воздействия одинаковым с субъектом воздействия ценностям и пониманием объектом необходимости реализации этих ценностей на практике». В число ресурсов, необходимых для мягкого воздействия Най включает: культуру (она должна быть привлекательна для объектов влияния), политические ценности (их должны разделять и последовательно придерживаться объекты влияния) и внешнюю политику (она должна восприниматься другими государствами как легитимная и морально оправданная).85 Только применяя все эти механизмы, можно достичь главной цели существования государства «достижения региональной или мировой гегемонии86. В целом же политика эффективного государства должна сочетать в себе элементы и мягкой и жесткой силы, такую политику Най назвал – политикой «умной силы».

   82 Dahl Robert. The Concept of Power. // Behavioral Scince. 1957, № 2, с.- 201-205.
   83 Nye Joseph S.Jr. The paradox of American Power. Why the Worlds Only Superpower Cant Go It Alone. N.Y., 2002, с. 8-12
   84 Nye Joseph S.Jr. Soft power: The Means to Success in World Politics. N.Y., 2004, с.-5

   Какие элементы политики умной силы Россия использует и насколько эффективно. Основными элементами жёсткой силы являются экономические механизмы - торговля, инвестиции. Т.е. стране претендующей на роль регионального лидера необходимо вести целенаправленную работу по увеличению своего присутствия на рынках товаров, услуг, капитала, приоритетных стран с точки зрения внешнеэкономической безопасности.

   Самой первой, но одновременно и одной из самых сложных форм международных экономических отношений является торговля.

   Характеризуя роль и место России в мировой торговле, а, следовательно, возможность использования международной торговли в качестве инструмента продвижения своих внешнеэкономических интересов следует отметить, что по данным ВТО Россия входит в число ведущих стран по общему объему внешнеторгового оборота. Однако, доля России в мировом экспорте товаров в 2013 году была в 8 раз меньше доли Китая, в 4 раза меньше доли США и в 6 раз меньше доли ЕС (см. таблицу 24). Ещё больше разница в доли в мировом экспорте услуг. Здесь доля России относительно её внешнеэкономических и политических конкурентов ещё меньше, в 6,8 раз меньше чем у Китая, в 10 раз меньше чем у США и в 32 раза меньше чем у ЕС (см. табл. 29).

   85 Nye Joseph S.Jr. Soft power: The Means to Success in World Politics. N.Y., 2004, с.- 7-11.
   86 Morgenthau Hans J. Рolitics Among Nations. The Struggle for Power and Peace. Second Edition, Alfred A. Knopf: New York,1955.

   Таблица 29. Доля в мировом экспорте товаров и услуг ведущих мировых игроков в 2013 году (млн. долл.)

  экспорт товаров  экспорт услуг
 млрд. долл. %   млрд. долл. %
Мир, всего 18 816,00 100 4 644,38 100
Китай 2 209,00 11,74 204,70 4,41
США 1 580,00 8,40 662,04 14,25
Россия 523,55 2,78 64,77 1,39
ЕС 2 301,00 12,23 1 986,00 42,76
Китай (вместе с Гонконгом, Макао и Тайванем) 3 051,29 16,22 442,97 9,54

   Составлено автором по: http://www.wto.org/english/res_e/statis_e/statis_bis_e.htm?solution=WTO&path=/Dashboards/MAPS&file=Map.wcdf&bookmarkState={%22impl%22:%22client%22,%22params%22:{%22langParam%22:%22en%22}}

   Фактически та же ситуация с долей в импорте товаров и услуг (см. табл. 30)

   Таблица 30. Доля в мировом импорте товаров и услуг ведущих мировых игроков в 2013 году (млн. долл.)

  импорт товаров товаров товаров  импорт услуг
 млрд. долл. %   млрд. долл. %
Мир, всего 18 890,00 100 4 381,35 100
Китай 1 950,00 10,32 329,42 7,52
США 2 329,06 12,33 431,52 9,85
Россия 342,98 1,82 123,00 2,81
ЕС 2 236,00 11,84 1 660,22 37,89
Китай (вместе с Гонконгом, Макао и Тайванем) 2 852,42 15,10 442,29 10,09

   Составлено автором по: http://www.wto.org/english/res_e/statis_e/statis_bis_e.htm?solution=WTO&path=/Dashboards/MAPS&file=Map.wcdf&bookmarkState={%22impl%22:%22client%22,%22params%22:{%22langParam%22:%22en%22}}

   Эти данные говорят, прежде всего, о том, насколько важным торговым партнёром является Россия, насколько она может использовать торговлю как рычаг воздействия.

   О том, как уменьшается доля России во внешней торговле стран постсоветского пространства, мы уже писали в предыдущем параграфе. Также страна потеряла статус ведущего торгового партнера в бывших социалистических странах, большая часть которых уже члены ЕС. В странах Латинской Америки, где пальму первенства делят США и Китай, доля России в товарообороте этих стран стремится к нулю. Самым главным торговым партнёром в Латинской Америке исторически является Бразилия. У России с этой страной самый большой товарооборот, но при этом он не превышает 2 % от внешнеторгового оборота страны. При том, что доля Китая составляет более 16%, а доля США – 12,5%. Ситуация в Африке и Азии аналогичная.

   Но нарастить объёмы экспорта - это отнюдь не решение проблемы. Огромной проблемой является узость российской товарной номенклатуры, которую мы можем предложить для внешней торговли. Деформированность структуры российского экспорта - одна из основных угроз экономической и внешнеэкономической безопасности страны, которая имеет под собой несколько причин. Первая из них касается промышленного развития страны. У нас действительно отсутствует производство многих товаров народного потребления, несмотря на акцентированный курс на модернизацию национальной экономики РФ (Стратегия 2020, Стратегия инновационного развития РФ до 2020 г; принятые государственные программы РФ «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности» и «Развитие науки и технологий» и др.). Россия до сих пор живет, прежде всего, на доходы от экспорта углеводородного сырья.

   Нет чётко разработанной промышленной политики. В государственных документах есть лишь перечисление приоритетных отраслей и программ развития. Но в сегодняшней ситуации, как показала практика, этого недостаточно. Опыт Китая показывает насколько может быть эффективна промышленная политика, когда чётко определены цели, задачи и этапность проведения мероприятий. Китайская программа промышленного развития страны ставила своей целью выведение Китая в лидеры мирового производства и экспорта, создание национальных транснациональных корпораций – одного из основных механизмов продвижения национальных интересов страны. В итоге сегодня Китай занимает первое место среди мировых экспортёров товаров, имея самый большой профицит торгового баланса.

   Большое влияние на деформированность оказывает отсутствие выборочной отраслевой поддержки. Уже сегодня необходимо, на наш взгляд, проанализировать ассортимент выпускаемой продукции на предмет её конкурентоспособности на мировом рынке и начать оказывать поддержку конкретным направлениям деятельности.

   Ещё одной проблемой, влияющей на деформированность структуры российского экспорта, является сложность доступа российских товаров на внешние рынки. Россия традиционно входит в первую десятку наиболее дискриминируемых стран. Ожидалось, что вступление в ВТО изменит ситуацию, но не получилось. Однако, по данным Министертва экономического развития на 1 октября 2014 года 27 стран87 применяли защитные меры в отношении российских товаров. Всего в отношении российских товаров действует 102 меры, в том числе: антидемпинговая пошлина – 39, специальная защитная пошлина – 9, прочие нетарифные меры – 53 (административные меры – 20, технические барьеры – 9, тарифные квоты – 2, квотные ограничения - 2, акциз на дискриминационной основе – 5, ограничение по номенклатуре – 1, запрет на импорт – 4, санитарные и фитосанитарные меры – 5, угроза введения меры - 5).88 В 2013 году 17 стран применяли 74 ограничительные меры.

   Выявление и пресечение таких мер является весьма сложным процессом, зависящим от слаженности совместной работы государства и экспортёра. Наличие такого большого количества ограничительных мер говорит также о слабости ответных мер, об отсутствии компетентности для использования существующих возможностей в части защиты внутреннего рынка.

   87 Австралия, Азербайджан, Аргентина, Белоруссия, Бразилия, Вьетнам, Индия, Индонезия, Иран, Колумбия, Корея, Киргизия, Китай, Лаос, Малайзия, Марокко, Мексика, Молдова, Нигерия, США, Таиланд, Туркменистан, Турция, Узбекистан, Украина, Филиппины, а так же ЕС
   88 http://www.ved.gov.ru/rus_export/partners_search/torg_exp/

   Для продвижения своих товаров на внешние рынки, практически все страны и развитые и с развивающимися рынками имеют разработанную национальную систему поддержки экспорта. Такую систему имеет и Россия, причём она постоянно дорабатывается, но её отличительной особенностью является то, что она согласно названию, прописывает инструменты и механизмы поддержки уже созданного продукта, тогда как в мировой практике меры содействия экспорту начинают применяться уже на стадии проектирования и создания экспортных товаров и услуг и продолжаются вплоть до стадии послепродажного гарантийного обслуживания.

   Иностранные инвестиции - это еще один важнейший инструмент продвижения экономических интересов за рубеж и важнейшая роль здесь принадлежит прямым иностранным и инвестициям так как именно они дают право на участие в управлении. На современном этапе развития мировой экономики главным субъектом, осуществления прямых инвестиций являются ТНК. Поэтому одной из первоочередных целей экономического развития страны и работы по снижению угроз внешнеэкономической безопасности является государственная поддержка национальных компаний, доведение их до уровня транснациональных и помощь при выходе их на внешние рынки.

   В США еще в 1969 году было создано агентство «Корпорация частных зарубежных инвестиций», которое оказывает помощь американским инвесторам при выходе их на внешние рынки более 140 стран мира. В частности, одним из направлений деятельности агентства является страхование имущественных интересов инвестора от некоммерческих рисков – политической нестабильности, экспроприации, необратимости валют и т.д. А еще как минимум за тридцать лет до этого, Ф.Д. Рузвельт выразил отношение правительства к проблеме поддержки отечественного производителя следующим образом. В своих выступлениях он постоянно подчеркивал, что основная цель Соединенных Штатов – это построение мира открытых дверей, но прежде чем открыть двери американской экономики необходимо было, по его мнению, пройти стадию «закрытого капитализма». Т.е. помочь американским предприятиям достичь такого уровня развития, при котором они будут себя чувствовать уверенно на внешнем рынке, в условиях жесткой конкуренции. Такая политика по отношению к собственному производителю в итоге привела к тому, что в 2013 году из 500 крупнейших компаний мира 128 ТНК являются американскими. И это при том, что эти цифры, во многом скорректировал мировой финансовый кризис. Вызывает интерес и китайский опыт создания и взращивания национальных ТНК. Китайская промышленная политика «Идти во вне» одной из основных целей ставила не просто взращивание национальных ТНК, но вхождение их в рейтинг Топ 500. В итоге, если в 2004 году в Топ 500 крупнейших транснациональных компаний входило 6 китайских ТНК, то в 2013 году -73, а в 2014 году – 95.89 Роль и место китайских ТНК в мировой экономике при этом до конца не изучена, так как китайские корпорации никогда не афишируют скупку зарубежных активов, прежде всего европейских и американских, оставляя название брендов и компаний.

   В Топ 500 входят так же 20 немецких, 25 британских, 28 французских и т.д., в целом у ЕС около 90 ТНК входят в рейтинг Топ 500.

   Что касается российских ТНК, то в рейтинг входят 7 российских ТНК. Причём обращает на себя внимание то, что Китай, США и ЕС имеют ТНК практически в каждой ключевой отрасли мировой экономики, российские ТНК представляют всего 2 отрасли - это добывающая и финансовая.

   По данным ЮНКТАД Россия осуществляет ПИИ в объёме 2,29% от мировых ПИИ, тогда как на Китай приходится 9,21%, США – 28,98, ЕС – 55,31%. (см. табл. 31)

   89 http://fortune.com/global500/

   Таблица 31. Потоки ПИИ, 2013 год

Страны и группировки ПИИ в страны и группировки  ПИИ из стран и группировок
 млн. долл. %   млн. долл. %
Мир, всего 25 464 165,00 100 21 912 791,00 100
Китай 83 288,20 0,33 512 585,00 2,34
США 3 510 395,00 13,79 6 349 512,00 28,98
Россия 575 658,00 2,26 501 202,00 2,29
ЕС 9 006 060,00 35,37 12 119 880,00 55,31
Китай (вместе с Гонконгом, Макао и Тайванем) 2 267 504,00 8,90 2 019 088,00 9,21

   Составлено автором по: http://unctadstat.unctad.org/wds/TableViewer/tableView.aspx?ReportId=87

   Но насколько даже этот объём российских инвестиций отвечает внешнеэкономическим интересам страны, насколько он позволяет расширить сферу влияния РФ? Эти данные мы получаем из отчётов Росстата.

   Таблица 32. Объем инвестиций из России, накопленных за рубежом (млн. долларов)

 

   Накоплено на конец декабря 2013г. В том числе Справочно направлено в 2013 г. всего в % к итогу прямые портфельные прочие 2013г. Всего инвестиций 176411 100 126066 12515 37830 201640 из них в страны - крупнейшие получатели инвестиций 158654 89,9 116795 11529 30330 171454 в том числе: Виргинские о-ва (Брит.) 59753 33,9 55463 270 4020 61588 Кипр 33041 18,7 19697 3062 10282 19477 Нидерланды 23306 13,2 19140 2154 2012 8690 Великобритания 9105 5,2 2390 3229 3486 4621 Швейцария 8265 4,7 2934 51 5280 48488 Люксембург 7092 4 4083 2414 595 1132 Австрия 6364 3,6 4596 3 1765 21986 Беларусь 5510 3,1 5270 2 238 3391 США 4069 2,3 3200 134 735 731 Бермуды 2149 1,2 22 210 1917 1350

   Источник: http://www.gks.ru/bgd/free/B04_03/IssWWW.exe/Stg/d03/40inv27.htm

   Из таблицы видно, что 80,39% накопленных прямых инвестиций приходится на: Виргинские острова (44%), Кипр (15,62%), Нидерланды (15,18%), Швейцария (2,33%), Люксембург 3,34%), Бермуды (0,02%). Та же ситуация с портфельными и прочими накопленными инвестициями. 98,17% накопленных портфельных инвестиций приходится на 6 стран: Кипр (26,6%), Виргинские острова (2,15), Нидерланды (18,68%), Великобритания (28,01%), Люксембург (20,94%), Бермуды (1,8%). На те же страны приходится 76% прочих инвестиций. Очевидно, что большая часть этих операций - это прямой вывод денег из страны в офшорные зоны. Кстати и крупнейшими инвесторами в экономику России являются те же страны, но в этом случае, когда российский капитал возвращается в страну налицо серые схемы ухода от налогов (см. табл. 33).

   Таблица 33. Объем накопленных иностранных инвестиций в экономике
России по основным странам-инвесторам (млн. долларов)

 

   Накоплено на конец декабря 2013г. В том числе Справочно поступило всего в % к итогу прямые портфельные прочие в 2013г. Всего инвестиций1) 384117 100 126051 5691 252375 170180 из них по основным странам-инвесторам 321456 83,7 94163 3870 223423 115850 в том числе: Кипр 69075 18 44781 1565 22729 22683 Нидерланды 68176 17,8 23723 153 44300 14779 Люксембург 49192 12,8 1195 213 47784 16996 Китай 32130 8,4 1679 15 30436 5027 Великобритания 27977 7,3 2726 928 24323 18862 Германия 21309 5,5 12704 16 8589 9157 Ирландия 20087 5,2 482 2 19603 6757 Франция 13227 3,4 2746 34 10447 10309 США 10305 2,7 2831 938 6536 8656 Япония 9978 2,6 1296 6 8676 2624

   Источник: http://www.gks.ru/bgd/free/B04_03/IssWWW.exe/Stg/d03/40inv27.htm

   Таким образом, и этот механизм Российская Федерация использует, на наш взгляд, неэффективно. Роль России для важнейших российских экономических партнёров имеет устойчивую тенденцию к снижению. Так, например, доля России в прямых иностранных инвестициях в странах членах ЕАЭС в Республике Казахстан в 2013 году составила 16,1% , в республике Беларусь – 20,2%, Армении – менее 1 %, в потенциальной стране члене ЕЭП Киргизии – 3,6% и т.д.

   15 апреля 2014 г. было принята Государственная программа Российской Федерации «Развитие внешнеэкономической деятельности»90. Целью программы является «усиление позиций России в глобальной экономике, улучшение качественных параметров ВЭД, повышение вклада внешнеэкономической сферы в решение задач модернизации национального хозяйства». Вся программа, по сути, посвящена различным аспектам поддержки экспортёров и инвесторов, совершенствованию внешнеторговой инфраструктуры. В целом надо отметить, что Программа впервые с 1992 года представляет собой достаточно полный документ с перечислением большого комплекса мероприятий и их финансирования. Однако в части поддержки экспорта она опять посвящена продвижению уже созданных российских товаров, а не созданию экспортных производств. Что касается поддержки инвесторов, то программа так же предполагает проведение большой работы, включая серьёзную реформу системы торговых представительств РФ. Но, к сожалению, Программа не содержит мер, которые хотя бы отчасти решали проблему эффективности инвестиций.

   Так же Программа не решает ещё одной проблемы российских инвесторов – отсутствие дешёвых заёмных ресурсов. В настоящее время большинство российских компании, даже те, которые выходят с инвестициями за рубеж используют для этого иностранные источники финансирования, так как своих активов не хватает, а российские заемные ресурсы слишком дороги. В условиях финансовых санкций, эта проблема обострилась многократно.

   Нельзя забывать так же о таком инструменте усиления своего влияния, как финансовая помощь, гранты, списание долгов и т.д. При грамотно построенной работе все вышеперечисленное может использоваться для реализации национальных внешнеэкономических интересов.

   90 http://economy.gov.ru/wps/wcm/connect/economylib4/mer/about/structure/depsvod/201404245#

   Уступает Россия и в гуманитарном сотрудничестве. Соединённые Штаты на протяжении многих лет использовали стратегию «мягкой силы», делая свою культуру и ценности максимально универсальными и транслируя их через СМИ, систему образования, ТНК и т.д., получая от этого огромные дивиденды. Трудно найти сегодня правительство, где не сидели бы выпускники, стажёры и т.д. американских ВУЗов. Люди, которым внушили безусловное уважение к неолиберальным американским ценностям. Важно, что на своих местах, свято веря в правильность своих поступков, они открывают рынки своих стран для американских корпораций, проводят независимо от национальных интересов собственных стран неолиберальные реформы. Между прочим, Советский Союз так же готовил правящую элиту развивающихся стран. Этому служил Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы. Действительно было какое-то время, когда во многих странах Африки и Латинской Америки в правительстве работали выпускники УДН, говорящие на русском языке. Проблема языка, которые многие недооценивают в российском обществе, является ключевой. Именно через язык человек приобщается к культуре и ценностям другого народа. Именно поэтому, более ста лет назад англичанами и американцами были брошены огромные силы и средства на вытеснение французского языка с международной арены. Именно поэтому, первым законом новых независимых стран, образовавшихся на постсоветском пространстве, был закон о языке, о лишении русского языка статуса государственного. Необходимо было воспитать поколение, не знающее русский язык, а значит не способное на нормальную свободную коммуникацию с Россией.

   Сегодня американский опыт изучают и пытаются использовать многие страны, претендующие на особый статус в мировой экономике. На наш взгляд наибольших успехов в этом вопросе добился Китай, который еще несколько десятилетий назад был практически неизвестной, закрытой страной.

   В 2011 году на 6-м пленуме центрального комитета коммунистической партии Китая (ЦК КПК) был принят ключевой программный документ «Решения ЦК КПК о некоторых важных вопросах углубления реформы культурной системы, содействия развитию и процветанию социалистической культуры».
   В документе подчёркивается, что «культура занимает все более важное место в соперничестве между странами, крупные государства целенаправленно наращивают «мягкую силу» ради повышения своей международной конкурентоспособности». Следовательно, необходимо «осуществлять стратегию выхода культуры вовне, повышать международное влияние китайской культуры, демонстрировать миру новый образ реформ и открытости Китая»91. Эти стратегические задачи должны, по мнению китайских стратегов, реализовываться посредством трёх важнейших принципов. Прежде всего, посредством проведения политики направленной на предотвращение обострения международной обстановки, действительно последние годы Китай всячески устраняется на международной арене от действий способных вызвать дестабилизацию в каком-либо регионе земного шара.
   Второй важнейший принцип китайской внешней политики – невмешательство во внутренние дела страны – партнёра, т.е. в отличие от стран Запада, не привязывать оказание различных видов помощи в экономической и социальной сфере, здравоохранении, образовании, предоставлении гуманитарной помощи к политическим или идеологическим вопросам. Именно эта позиция китайского руководства в наибольшей степени повлияла на лояльность руководства многих стран до такой степени, что США стала обвинять Китай в начале неоколонизации. Огромные средства тратит Китай на продвижение своей культуры, организовывая многочисленные мероприятия с упором на достижения китайской науки и культуры. Для этой цели был разработан проект создание сети институтов Конфуция. Первый институт Конфуция был открыт в Сеуле в 2004 году. По данным за 2012 г. в 96 странах и регионах мира действовало 358 институтов и 500 классов Конфуция. К 2020 г. планируется довести общее число институтов Конфуция в мире до 100092. По всему миру открылись тысячи школ китайских единоборств, китайских ресторанов, курсов по «Фэн-шуй». В результате, учить китайский стало модно и престижно, а ещё десять – пятнадцать лет назад западные специалисты, отказывали Китаю в претензии на мировое лидерство как державы именно из-за сложной и не понятной культуры и языка.

   Например, в странах Африки, которые являются одним из приоритетных направлений китайской внешнеэкономической безопасности уже к 2006 году было открыто 120 китайских школ в 16 странах. Китайское правительство на сегодняшний день предоставило стипендии свыше 200 тысячам учащихся из 50 африканских стран, послало на работу в Африку 47 тысяч китайских врачей. Институт Конфуция открыл свои филиалы в Египте, Зимбабве, Кении, Нигерии, ЮАР, Руанде и Мадагаскаре. Кроме того, на конец 2013 года Пекин списал африканским странам долги на 1,4 млрд. долл. и выделил дополнительную помощь в размере 1,3 млрд. долл. В целом, перечисление всех гуманитарных программ Китая в Африке может занять еще не одну страницу, но мы не будем этого делать, так как не это есть предмет нашего исследования. Скажем одно, благодаря этой политике Китай стал одним из главных экономических партнеров африканских стран. Увеличивая свое присутствие на континенте, Китай решает стратегические задачи не только внешнеэкономической безопасности, но и национальной безопасности в целом, обеспечивая себе доступ к богатейшим ресурсам, в том числе и энергетическим, а также создавая рабочие места и просто место для проживания своих граждан. Та же работа проводится Китаем в Латинской Америке, где в Бразилии в 2012 году даже открылся первый на континенте государственный китайский телеканал. Кстати на постсоветском пространстве, в частности в Казахстане так же есть вещание китайского телеканала XJTV-3. Время вещания 18 часов в сутки на казахском языке.

   Очевидно, учитывая мировой опыт России необходимо разработать свою стратегию «мягкой силы», отдельные элементы которой существуют и реализуются. Но они носят точечный и фрагментарный характер.
   Если мы говорим о стратегии, цель которой создать позитивный привлекательный образ страны на мировой арене, мы должны, прежде всего, сами решить какой это будет образ, а затем механизмы и инструменты его продвижения. Причем России в отличие от Китая использовать мягкую силу должно быть проще в силу того, что русская культура вобрала в себя элементы как западной, так и азиатской культуры.
   Вообще же, в связи с тем, что общей тенденцией последних лет является постепенное перемещение центра тяжести из атлантической зоны в Азиатско-Тихоокеанский регион, России очевидно необходимо, ощутить себя тем евразийским суперэтносом, который должен взять на себя сложнейшую миссию по преодолению различий между Востоком и Западом.
   Еще в 1906 году гениальный русский ученый, создатель периодической системы химических элементов Д.И. Менделеев в своей работе «Заветные мысли» сформулировал идею притяжения Россией других регионов. Он писал, что Россия – «страна особая, стоящая между молотом Европы и наковальней Азии, долженствующая … их сблизить».93 Ученый считал, что именно Россия должна стать мостом между Западной Европой и США с одной стороны и Японией, Китаем и странами Юго-Восточной Азии – с другой.
   Можно при этом добавить, что для своих ближайших соседей – центром притяжения, базой создания полноценной интеграционной группировки.

   91 http://www.stanradar.com/news/full/7356-mjagkaja-sila-kitaja-na-pritsele-tsentralnaja-azija-chast-pervaja.html
   92
http://www.stanradar.com/news/full/7356-mjagkaja-sila-kitaja-na-pritsele-tsentralnaja-azija-chast-pervaja.html
   93 Менделеев Д.И. Заветные мысли. М.: Мысль, 1995г., с. 48


Выводы по второй главе

   1. Проблемами обеспечения экономической безопасности страны занимались ученые и политические деятели ни одно столетие. Но только по мере развития международных экономических отношений встал вопрос о необходимости защиты не только от внутренних угроз экономической безопасности, но и от внешних.
   В XVI веке вопросами обеспечения внешнеэкономической безопасности стали заниматься меркантилисты. Затем это был Ф.Лист, Р.Пребишь, И.Валлерстайн, Э.Райнер и многие, многие другие.
   С наступлением эпохи глобализации воздействие внешних факторов на экономическую безопасность стало настолько серьёзным и подчас решающим, что это сделало необходимым выделить из экономической безопасности страны внешнеэкономическую безопасность.

   2. Под «внешнеэкономической безопасностью» понимается с одной стороны состояние защищённости экономики от внешних угроз, с другой стороны наличие механизмов, позволяющих в случае необходимости трансформировать ассиметричную зависимость, несущую угрозы, путём замещения внешних источников получения ресурсов и кооперационных связей на внутренние.
   Внешнеэкономическая безопасность имеет качественную определенность, воздействующие на экономику и взаимодействующие между собой факторы и количественные параметры.

   3. Главным базовым интересом внешнеэкономической безопасности страны западные теоретики определяют сохранение и укрепление позиций страны в мировой хозяйственной системе.
   Восточная школа внешнеэкономической безопасности добавляет сюда отсутствие внешних врагов, всемерное развитие и укрепление отношений дружбы, сотрудничества и партнерства со всеми странами. Оба базовых интереса являются универсальными и подходят в качестве базовых и Российской Федерации.
   Что касается стратегических интересов, то в условиях российской экономической действительности, основной стратегической задачей внешнеэкономической безопасности, является сведение зависимости национальной экономики от внешних факторов к минимуму или создание возможности в случае необходимости трансформации её, путём замещения внешних источников получения ресурсов и кооперационных связей на внутренние.

   4. Внешнеэкономическая безопасность, являясь функцией взаимодействия двух систем (национальной и международной) имеет определенный набор показателей, качественная и количественная определенность которых будет отличаться в зависимости от того, о взаимодействии каких стран идет речь.
   Тем не менее, для того, чтобы иметь возможность оценки эффективности внешнеэкономической политики страны, в диссертационном исследовании разработана и предложена система общих показателей внешнеэкономической безопасности, в которую вошли несколько 6 групп показателей:
   1. общие макроэкономические показатели;
   2. показатели диверсификации экспорта по продукции, странам, использованию при расчетах национальной и региональных валют;
   3. показатели диверсификации импорта по продукции, странам, использованию при расчетах национальной и региональных валют;
   4. показатели зависимости от внешних источников финансирования;
   5. показатели технологической зависимости;
   6. показатели эффективности использования мягкой силы.

   5. В западной экономической мысли существует мнение о том, что в эпоху глобализации говорить о внешнеэкономической безопасности невозможно и даже вредно.
   Однако практика не раз доказывала, что внешнеэкономические интересы страны находятся в прямой зависимости от её социально-экономического положения и роли и места в мировые экономики. Более того, чем сильнее экономика, тем сильнее она способна оказывать влияние на внешнюю среду, чем слабее, тем больше она вынуждена к этой среде приспосабливаться.
   Используя терминологию Валерстайна, Россия, перейдя из стран цента в полупереферию, значительно ослабила степень своего влияния. Поэтому базовый интерес сохранения и укрепления влияния, для России должен звучать как укрепление и расширение своего влияния.

   6. Анализируя три базовых документа, в которых зафиксированы региональные приоритеты внешней политики РФ (Концепция внешней политики 2000г., 2008 и 2013 года), автор пришёл к выводу, что наряду с отдельными успехами, Россия продолжает терять свои позиции во многих важнейших для ее национальной безопасности регионах мира, в том числе на постсоветском пространстве.
   В Стратегии внешнеэкономической безопасности страны должны быть определены приоритетные направления внешнеэкономической политики страны, так как развивать одновременно отношения со всеми странами мира невозможно. Работа по их определению должна носить двухуровневый характер.
   На первом уровне выбираются стратегические партнёры, по разработанным и представленным в диссертации критериям:
   - геополитическое положение страны - партнёра в регионе (транзитный потенциал, наличие выхода к морю, наличие морских портов и т.д.);
   - ресурсный потенциал, привлекательность страны с точки зрения наличия в ней необходимых России ресурсов;
   - технологический потенциал;
   - потенциальная ёмкость национального рынка для потребления российских товаров с высокой степенью переработки;
   - наличие опыта работы со страной, лояльность правительства к России.
   На втором уровне – работа ведётся в сегменте отраслей, т.е. проводится постоянный мониторинг по выявлению потенциальных направлений сотрудничества.

   7. После определения ключевых партнёров, необходимо чётко сформулировать экономические интересы России и экономические интересы страны-партнёра. Так как основой экономического сотрудничества должны стать взаимные интересы. Кроме того, для каждого партнёра должны быть утверждены оценочные показатели эффективности двустороннего сотрудничества, своего рода план развития сотрудничества. Совокупность интересов в конкретных странах и регионах, угроз этим интересам, механизмы их реализации и показатели эффективности должны стать основой для разработки стратегии внешнеэкономической безопасности РФ.

   8. Не менее важным вопросом стратегии внешнеэкономической безопасности является вопрос инструментария достижения данного результата. Обобщив мировой опыт, можно сделать вывод, что существуют несколько важнейших инструментов усиления своего влияния – это торговля, капитал и сотрудничество в социальной сфере, которые относятся к экономическим механизмам, и мягкая сила.
   Ставя перед собой задачу, занять лидирующее положение в мировом сообществе, Россия крайне слабо и малоэффективно использует вышеприведённые механизмы. 80,39% накопленных прямых инвестиций России зарубежом приходится на офшорные зоны. Узость предлагаемой на внешнем рынке номенклатуры товаров и последовательное вытеснение страны с рынков, на которых страна имела всегда устойчивые позиции стали современным трендом российской действительности. По уровню развития гуманитарного сотрудничества и мягкого влияния, даже на постсоветском пространстве Россия значительно отстаёт от своих внешнеэкономических оппонентов.
   В условиях обострившейся внешнеэкономической и политической конкуренции, России, на наш взгляд, целесообразно кроме определения потенциально значимых партнёров решить следующие задачи:
   - Разработка и проведение промышленной политики, которая бы решала одновременно две задачи: ослабление зависимости страны от импорта высокотехнологичной и сложной продукции, продуктов питания и т.д. и одновременно создание высококачественных конкурентоспособных экспортных продуктов.
   - Расширение системы поддержки экспорта в части поддержки создания экспортного продукта.
   - Создание системы поддержки российских инвесторов, которая бы включала в себя сбор информации по ключевым партнёрам РФ, систему финансовых и других льгот, мониторинг российских инвестиций и оценка их с точки зрения российских внешнеэкономических интересов и т.д.
   - Разработка комплексно стратегии «мягкой силы», отдельные элементы которой существуют и реализуются, но они носят точечный и фрагментарный характер.

   9. Таким образом, реализация стратегии внешнеэкономической безопасности призвана создать материальные условия для защиты жизненно-важных интересов страны. Это требует наличие в стране самой стратегии внешнеэкономической безопасности, отражающей внешнеэкономические интересы страны, современные и перспективные тенденции в изменении уровня внешнеэкономических угроз..


   Внешнеэкономическая безопасность РФ: Новые угрозы и их нейтрализация в условиях ускоренной евразийской интеграции:

   - Экономическая безопасность в условиях нестабильности мировой экономики.

   - Внешнеэкономическая безопасность как составляющая экономической безопасности страны.

   - Современный геополитический аспект внешнеэкономической безопасности.


Внешнеэкономическая безопасность РФ: Новые угрозы и их нейтрализация в условиях ускоренной евразийской интеграции:
Внешнеэкономическая безопасность как составляющая экономической безопасности страны.
 Андронова Инна Витальевна