Видеоканал РЦИТ на YouTUBE


Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru


Статьи технической тематики из периодических изданий
«Регионального Центра Инновационных Технологий»
ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ РФ:
НОВЫЕ УГРОЗЫ И ИХ НЕЙТРАЛИЗАЦИЯ В УСЛОВИЯХ УСКОРЕННОЙ ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ
Современный геополитический аспект
внешнеэкономической безопасности.


ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
“РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА И
ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ”

ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ РФ:
НОВЫЕ УГРОЗЫ И ИХ НЕЙТРАЛИЗАЦИЯ В УСЛОВИЯХ УСКОРЕННОЙ ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ

Андронова Инна Витальевна

Современный геополитический аспект
внешнеэкономической безопасности.


  В пункте 2.2. «Критерии определения региональных приоритетов внешнеэкономической безопасности Российской Федерации» мы достаточно подробно остановились на трех документах Концепции внешней политики 2000, 2008 и 2013 годов. В них, повторимся в качестве приоритетных партнеров, выделены все регионы. На наш взгляд, у России при всем желании не хватит ни финансовых, ни людских ресурсов для интенсивного развития экономических отношений с подавляющим большинством стран мира. Поэтому очевидно необходимо проранжировать данные страны с точки зрения экономических интересов Российской Федерации, не забывая также об одном существенном факторе – геополитических интересах, которые, несмотря на развитие мирового хозяйства, остаются доминирующими у ведущих мировых игроков.

   Вся мировая история состоит из борьбы мировых держав за факторы производства – труд, капитал, земля. И если первые два ресурса воспроизводимые, то земля – это данность, её не может быть больше или меньше. Земля определяет роль и место стран, расстановку сил в мире. Так было со времён начала истории. Сегодня эта борьба имеет свои законы и механизмы, которыми занимается отдельная наука – геополитика, а также своих игроков – это США с Великобританией (англосаксонская школа геополитики), Европейский Союз во главе с Германией и Францией, Китай и Россия. Такая расстановка сил на мировой шахматной доске, по выражению известного геополитика З. Бжезинского, сложилась не так давно. Более того, в ней естественно есть сильные и слабые фигуры. В связи с этим трудно не согласиться с В. Сенчаговым, утверждающим, что геополитическая стратегия становится определяющей стратегией в системе: "геополитика - национальные интересы - экономическая безопасность".

   На чьей стороне и по каким правилам играют свою партию ведущие игроки, какой стратегии при этом придерживаться России, этим вопросам будет посвящена настоящая глава.


3.1. СОВРЕМЕННАЯ ЗАПАДНАЯ ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ:
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКТИЧЕСКОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

   Геополитика - это аналитический метод, который дает возможность выработать эффективную международную политику. Суть геополитики как науки сформулировал директор Лондонской школы экономических наук Сэр Хэлфорд Дж. Макиндер94, он в частности утверждал, что мировая история есть непрерывная борьба двух начал, двух цивилизаций – океанической и континентальной. Все ведущие мировые державы относятся либо к цивилизации моря, либо к цивилизации суши и именно этим определяется характер их отношений. Задача Моря максимально закрыть доступ Суши к морю, одновременно расширяя своё влияние в прибрежных зонах, раскалывая их на части и выводя из сферы влияния Суши.
   Задача Суши – не допустить блокирования своих выходов к морю и расширять зоны выхода к морю. Т.е. состояние постоянного противоборства, исходное противоречие между державами Суши и Моря является основным источником формирования геополитической структуры мира, политических и экономических процессов в нем.

   94 1910 – 1922 член палаты общин, в промежутке 1919 – 1920 – британский верховный комиссар по Югу России, представитель Британской короны при белогвардейской армии Деникина, с 1922 – 1945 – председатель «Империал шипинг компании».

   Нетрудно догадаться, что к цивилизации Моря относятся, прежде всего: США, Великобритания, Франция, Испания, Португалия. Заметим, что принадлежность к той или иной цивилизации вовсе не говорит об отсутствии конфликтов между этими странами. Напротив, идет постоянная борьба за статус главной морской державы, которым в разное время обладала каждая из вышеперечисленных стран, сегодня это конечно США.

   Что касается Суши, то здесь всё сложнее. В 1904 году Дж. Макиндер опубликовал в «Географическом журнале» доклад, в котором утверждал, что для государства самым выгодным географическим положением является положение в середине или в центре мира. И хотя центр мира – понятие относительное, но если под «миром» понимать нашу планету, то в центре мира лежит Евразийский континент, а в его центре – Хартленд (см. прил. 1). Хартленд или сердце мира, где реки впадают во внутренние моря, либо в Северный ледовитый океан, - недоступный для морских держав является наиболее удобным географическим плацдармом для установления контроля над всем миром.95

   Таким образом, если у цивилизации моря нет изначально страны с наиболее выгодным местоположением, то у суши есть и эта страна Россия. Именно это положение обуславливает постоянную и непрерывную работу стран морской цивилизации по ослаблению нашей страны и постоянное сталкивание России с другими странами Суши. Борьбе этой не одна сотня лет. Причем, что для нас важнее всего, что ни Маккиндер, ни все остальные геополитики Мехен, Спайкмен, Бжезинский, Киссинджер и др. никогда не понимали контроль над Харлендом, как власть над Россией. Ключ к проблеме мирового господства, по их мнению, заключается в соотношении сил на периферии Хартленда.

   95 Дугин А. Основы геополитики. М., 1997, с.-13

   Отсюда вытекают главные цели англосаксонской геополитики в отношении России:
   1. Недопущение образования стратегического континентального союза вокруг «географической оси истории». Американский геополитик Гомер Ли, писал, что последний час англосаксонской политики пробьет тогда, когда немцы, русские и японцы объединятся.96 Немецкий геополитик К. Хаусхофер так же утверждал, что «Евразию невозможно задушить, пока два самых крупных ее народа – немцы и русские – всячески стремятся избежать междоусобного конфликта: это аксиома европейской политики».97 Именно поэтому вся наша история отношений с Германией состоит из постоянных конфликтов, которые при более внимательном изучении оказываются спровоцированными третьими странами. Именно поэтому после Второй мировой войны, первое, что сделали Соединённые Штаты, это установили протекторат над Японией, а Германия была поделена на сферы влияния.
   2. Отрыв от Хартленда максимального количества береговых пространств и установление над ними своего влияния. Американский геополитик адмирал Альфред Т. Мэхен назвал эту стратегию «Стратегия Анаконды». 98 Именно по этому, Латвия, Литва и Эстония – морские ворота СССР в Балтийское море, первыми молниеносно быстро были приняты в ЕС и НАТО, чтобы заблокировать Хартленду доступ к Балтийскому морю, который открыл для нас ещё Пётр Первый. Потом была Украина и все остальные советские республики.

   Таким образом, цели определены и зафиксированы, теперь вопрос в инструментарии. Инструментарий, надо отметить, изначально был самым разнообразным. Естественно основной упор делался на военные инструменты. Но такие механизмы как экономические санкции так же имеют давнюю историю. Пример первых санкций мы можем найти в истории петровских времён. Как только Англия почувствовала угрозу образования у России мощного флота, она предприняла попытку отзыва английских инженеров – кораблестроителей, затем последовал запрет на ввоз в Россию парусины, что, кстати, способствовало бурному развитию российской текстильной промышленности, и т.д. вплоть до наших дней.

   96 Мэхен А.Т. Влияние морской силы на историю. 1660-1783. – М.-Л.., 1941
   97 Дугин А. Основы геополитики. М., 1997, с.-13
   98 Мэхен А.Т. Влияние морской силы на историю. 1660-1783. – М.-Л.., 1941

   Но с течением времени, особенно после Второй мировой войны и появления ядерной бомбы стало понятно, что открытое военное противостояние не отвечает интересам ни одной из великих держав. И начался новый этап - холодная война за мировое господство. Началась она опять на периферии Хартленда от Берлина до Кореи, которые, став её первыми плацдармами, были поделенными на Западный и Восточный Берлин, Северную и Южную Корею. Затем последовали образование НАТО с одной стороны, и Варшавского договора с другой, Вьетнам, наращивание военной мощи в районе Персидского залива и на Ближнем Востоке, Карибский конфликт и т.д. Разрастанию конфликтов препятствовало лишь понимание того, что применение ядерного оружия и его последствия будут глобальными.

   В этих условиях разработки американских геополитиков неожиданно приобретают качественно новый характер.

   Профессор Йельского университета, президент американской ассоциации политических наук Роберт Даль разработал теорию, согласно которой сила государства зависит не только от того, чем оно обладает, а от того, какие действия оно может заставить совершить другие государства.

   Разработку этой концепции продолжил уже упоминавшийся в пункте 1.3 Джозеф Най, разработавший концепцию мягкой и жёсткой силы и предложивший понимать под силой государства его способность достигать желаемых результатов и при необходимости изменять поведение других государств для достижения желаемого результата. Напомним, что согласно

   Наю, необходимо сформировать у субъекта воздействия желания следовать за лидером. Сформировать это желание можно только, использовав не сумму, но произведение мягкой и жесткой силы, так как если один и множителей равен нулю, то и произведение равно нулю. Это произведение Най назвал «умной силой».

   Использование умной силы и стало характерной чертой американской политики. Стратегическая цель была определена – Хартленд, механизмы тоже. Приоритетным направлением стало объединение разрозненной береговой зоны в единую систему, что позволит получить полный контроль над Евразией, а значит над СССР.

   На практике стратегия Анаконды стала постепенно складываться через вьетнамскую войну, активизацию американо-китайских и американо-индийских отношений, поддержку США проамериканского режима в Иране, военные действия в Афганистане, т.е. в странах периферии тяготеющих к Хартленду.

   В странах Центральной и Восточной Европы, Прибалтийских советских республиках, а также в самом СССР ставку сделали на мягкую силу. Механизмом мягкой силы стало учение мондиализма, суть которого в постулировании неизбежности полной планетарной интеграции, перехода от множественности государств, народов, наций, культур к единой цивилизации и мировому правительству. Т.е. переход от категории национальный интерес к категории интерес глобальный или общечеловеческий. В целом идеи мондиализма действительно носили для большинства людей, в том числе политической и научной элиты более чем привлекательный характер. Другое дело, что использоваться они стали для реализации совершенно конкретных и прагматичных целей англосаксонской геополитики.

   Для продвижения этих идей была создана целая международная институциональная структура, состоящая из огромного числа тесно связанных между собой организаций. Наиболее влиятельные их них, это:
   - Совет по международным отношениям (CFR), который был создан в 1921 году группой банкиров семейства Дэвида Рокфеллера с целью создания мирового правительства;
   - Бильдербергский клуб, созданный 1954 году. Его деятельность и цели схожи с целями CFR, а руководство те же лица, что и в CFR. Сегодня председатель клуба Джон Рокфеллер, директор-распорядитель Збигнев Бжезинский, членами клуба являются практически все члены американского правительства - Хиллари Клинтон, Пол Вольфовиц, Кондолиза Райс и др., постоянным почётным членом Бельдербергского клуба является британская королева.
   - Римский клуб, созданный в 1967 году, с целью формирования более широкого общественного мнения через объединение элиты.

   Интересно, в состав членов Римского клуба входил представитель Советского Союза - Джермен Михайлович Гвишиани, зять председателя совета министров А.Н. Косыгина. Менее чем через 10 лет после создания Римского клуба, в 1976 года в Москве был создан филиал Международного института прикладного системного анализа (МИПСА) при «Римском клубе» - Всесоюзный научно-исследовательский институт системных исследований (ВНИИСИ). На ВНИИСИ были возложены функции головной организации по научно-методическому обеспечению советского участия в деятельности МИПСА. Интересно, что в институте работали довольно большое количество людей, которые в последствие стали идеологами проведения российских неолиберальных реформ.

   99 - Шаталин С.С., который в 1990 году стал руководителем рабочей группы по разработке программы перехода СССР к рыночной экономике;
   - Гайдар Е.Т. - автор либеральных реформ 1992 года;
   - Авен П. О. - министр внешнеэкономических связей РФ 1991-1992 гг. , президент "Альфа-банка";
   - Лопухин В. М. – министр топлива и энергетики 1991-1993 гг.;
   - Данилов-Данильян В. И. - министр охраны окружающей среды и природных ресурсов РФ с 1991 по 1996 год, председатель Государственного комитета Российской Федерации по охране окружающей среды с 1996 по 2000, который выдавал лицензии на право добычи полезных ископаемых;
   - Жуков А.Д. - 1996-2003 годах - председатель Комитета по бюджету, налогам, банкам и финансам Государственной Думы, а с 2004 года - заместителем председателя Правительства РФ;
   - Зурабов М. Ю. - советник Президента России по социальным вопросам, председатель правления Пенсионного фонда Российской Федерации, министр здравоохранения и социального развития РФ, советник Президента РФ по проблемам реформирования социальной сферы, посол РФ на Украине. И др.

   - Трехстороння комиссия, созданная в 1973 году нью-йоркским Дэвидом Рокфеллером и профессором Гарвардского университета Збигневом Бжезинским100, ставшим позднее помощником президента Джима Картера по вопросам внешней политики. Самая влиятельная организация на сегодняшний день, её называют стратегическим штабом цивилизационного планирования Запада или организационным ядром атлантизма. Основная цель – установление «нового мирового порядка» и мирового правительства под эгидой США, управление миром финансовой олигархии.101

   Работу этих организаций дополняли бесконечные неправительственные фонды, благотворительные и экологические организации, народная дипломатия и т.д.

   В итоге в конце 80-х годов среди руководства СССР стали преобладать идеи мондиализма. Наиболее широкое распространение они получили в конце 1980-х годов, когда у власти в США находились крайние республиканцы (сначала Рейган, потом Буш старший), которые поддерживая эти идеи, по сути, но не участвовали ни в одном мондиалистическом проекте, типа сокращение обычных вооружений, роспуск НАТО и т.д. Напротив, по словам современников, Рейган был жестким, последовательным и бескомпромиссным атлантистом несклонным ни к каким компромиссам с другими идеологиями. Таким же был и следующий президент. Вот как описывает его З. Бжезинский: «Действия Буша заслуживают высочайшей похвалы. Он уговаривал, заверял, льстил, прибегал в мягкой форме к угрозам в беседах со своим советским партнером. Он должен был соблазнить Горбачева, рисуя ему картины глобального партнерства…».102

   100 Один из основателей «Трехсторонней комиссии» и «Бильдербергского клуба», почетный гражданин города Львов, почетный доктор Тбилисского государственного университета, сопредседатель американского «Комитета по Помощи Польше», член правления директоров «Польско-американского предпринимательского фонда», организатор и председатель «Американо-украинского Консультативного Комитета», а также член совета директоров нефтяной компании «BritishPetroleum – Amoco» и главный советник компании «Chevron». Кроме того, Бжезинский был членом правления советов директоров организации «Международная Амнистия», элитного клуба «Совет по Международным Отношениям» и «Атлантического Совета», а сейчас еще и является членом правления директоров «Национального фонда за Демократию» («National Endowment for Democracy»), почетным председателем Фонда «AmeriCares» (частная филантропическая организация, занимающаяся гуманитарной помощью), членом совета попечителей некоммерческой организации «Freedom House»
   101 http://trilateral.org/

   Надо отдать должное, ему это удалось. Одновременно американская администрация сосредоточила усилия, на классической геополитической стратегии Анаконды, на вытеснении СССР из Центральной и Восточной Европы, с территорий советский республик через разжигание межнациональной розни и культурную экспансию. В результате мощь Советского Союза была подорвана настолько, что он уже был не в состоянии защищать свои национальные интересы и мирно капитулировал перед Западом.

   Распад в конце 1991 года самого крупного по территории государства в мире способствовал образованию «черной дыры» в самом центре Евразии, пишет З. Бжезинский.103

   Тем не менее, для атлантической школы геополитики этого оказалось недостаточным. Управлять большим монолитным пространством крайне сложно, поэтому его необходимо подвергнуть дальнейшему делению и ослаблению. Ведь чем выше мощь государства (военная, экономическая, политическая), тем шире радиус его геополитических интересов. Следовательно, с одной стороны, необходимо сдерживать экономическое развитие России, а с другой - препятствовать возобновлению её тесного сотрудничества с бывшими советскими республиками. Приведем одну цитату из доклада Пола Вольфовица, который, на что следует обратить внимание, был опубликован практически через три месяца после подписания Беловежских соглашений. В качестве основной угрозы национальным интересам США он по-прежнему называет «попытки России присоединить к ней страны, получившие независимость: Украину, Белоруссию и другие»104. И это в 1992 году, когда антироссийские настроения в этих бывших советских республиках достигли своей кульминации. Данный факт свидетельствует о том, что мировая политическая элита хорошо понимала: несмотря на то, что сегмент России в мировой политике значительно уменьшился, он не исчез, Хартленд остаётся Хартлендом.

   102 Бжезинский З. Еще один шанс. Три президента и кризис американской сверхдержавы. М. 2007
   103 Бжезинский З. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. - М.: Международные отношения, 1999
   104 Дугин А. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. Мыслить пространством. –Изд. 4-е, Москва, «АРКТОГЕЯ-центр», 2000

   России осталось место Советского Союза в Совете Безопасности ООН, ракетно-ядерный щит, а лучше сказать меч, богатейшие недра. Кроме того, её населял народ, который никогда не знал колониального гнета.

   «Если Россия восстановит свою экономическую мощь, она станет конкурентом и соперником Соединенных Шатов; это будет не идеологическое соперничество, а соперничество великих держав», писали американские стратеги Д. Йергин и Т. Густавсон в 1995 году.105 Поэтому, все новейшие геополитические разработки англосаксонской школы, опираясь на теории Маккиндера и Мехена, посвящены недопущению возникновения на Евразийском континенте, державы, способной составить конкуренцию Соединённым Штатам.

   Сегодня согласно англосаксонской геополитической школе страны Евразийского континента делится на:
   1. Геостратегически центры - государства, которые обладают способностью и национальной волей осуществлять власть или оказывать влияние за пределами собственных границ. К ним относится Германия, Франция, Россия, Китай, Индия.
   2. Геополитические центры - государства, которые обладают силой, способной вызвать сдвиг в международном распределении сил, чьё значение вытекает не из их силы и мотивации, а из их важного местоположения. Т.е. геополитические центры обусловливаются своим географическим положением, которое в ряде случаев, отводит им особую роль в плане либо контроля доступа к важным районам, либо возможности отказа важным геополитическим действующим лицам в получении ресурсов. В других случаях геополитический центр может действовать как щит для государства или даже региона, имеющего важное значение на геополитической арене.106 К таким государствам американские стратеги относят Украину, Азербайджан, Южную Корею, Турцию, Иран, Сирию и др. Причем список геополитических центров не является постоянным и неизменным. В зависимости от ситуации он может быть либо дополнен, либо сокращён.

   105 Yergin D., Gustafson Th. Russia 2010 and What It Means for the World. N.Y., 1995, с.-256

   Обратим внимание, что именно в этих геополитических центрах происходит сегодня самое серьёзное столкновение российских и американских интересов, вплоть до вооружённых конфликтов.

   Что касается внешней политики относительно других геостратегических центров, то, как уже было сказано, Германия и Франция на сегодняшний день демонстрируют приверженность американским взглядам и устремлениям. Да и как может быть по-другому в условиях их членства в НАТО и наличия американской военной базы в Германии.

   Что касается Индии, то американские стратеги ставят своей задачей превращение страны в опору американской политики в азиатско-тихоокеанском регионе, наподобие Японии. Для чего всячески способствуют развитию индийско-японских отношений и формированию геополитического блока США-Япония-Индия, который впоследствии должен стать четырёхугольником США – Япония – Индия - Австралия.

   Активизация экономического, политического и военного сотрудничества в рамках данного четырёхугольника можно рассматривать как антироссийский и антикитайский проект Соединённых Штатов одновременно. Так как задачи внешней политики США в отношении Китая, достаточно очевидны - не позволить Китаю стать не только мировой державой, но и единоличным региональным лидером. Для этого нельзя допустить стратегического союза России и Китая с одной стороны и усиления позиций Китая в странах азиатско-тихоокеанского региона.

   106 Бжезинский З. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. - М.: Международные отношения, 1999

   Ослабить экономические позиции Китая в Азиатско-тихоокеанском регионе довольно сложно, но, тем не менее, возможно. Делается это через дестабилизацию ситуации в странах важнейших поставщиках ресурсов на китайский рынок, таких как Иран, Судан и ближайших соседях, таких как Тайланд, Бирма, Пакистан, Непал, Киргизия. Одновременно на островах вокруг КНР размещаются американские военные базы с целью закрыть китайские суда в Южно-китайском море и сделать их выход в море затруднительным.

   Кроме того, Соединённые Штаты сделали ставку на обострение разногласий между государствами по вопросам, связанными с территориальными спорами в Южно-Китайском море и принципами свободы навигации, а так же на внутреннее ослабление страны через стимулирование соперничества между китайскими элитами. Дело в том, что исторически развитие страны сдерживала не внешняя экспансия, а внутренние междоусобные войны. По мнению китаеведов, если бы не они, то население империи ещё в период средневековья превысило бы миллиард человек. Удержать такую массу людей в пределах границ империи было бы невозможно, и Китай просто был бы вынужден заняться внешней экспансией. Но этого не произошло. Именно этот исторический опыт был взят на вооружение американским руководством. Сегодня, когда приморские регионы КНР развиваются ускоренными темпами и фактически стали локомотивом китайской экономики, это же самое явление привело к сильной поляризации уровня социально-экономического развития китайских регионов, а это является серьёзной угрозой национальной безопасности, так как в итоге может запустить процесс дезинтеграции, который, в общем характерен для китайской истории, которая состоит из циклов объединения и разъединения двух государств, образуемых на юге в бассейне Янцзы и на севере в бассейне Хуанхэ. Одной из болевых точек Китая является Тибет и Синьцзян-Уйгурский автономный район – самая большая по площади административная единица Китая. Синьцзян или Восточный Туркестан так его именуют сепаратисты, которые борются за отделение района от Китая. Официально сепаратистам не оказывает помощи ни одна страна мира. Тем не менее, существует целая группа западных уйгурских неправительственных организаций (НПО) и движений, которые действуют в рамках известных гуманитарных доктрин борьбы за права человека. Наиболее известными из них являются: Всемирный уйгурский конгресс, Восточно-Туркестанский союз в Европе, Международная Такламаканская ассоциация прав человека, Восточно-Туркестанский национальный освободительный центр и многие другие.

   Ещё одним направлением внешней политики США стала дестабилизация в Гонконге и Тайване, которая провоцируется через местные молодёжные и студенческие движения хорошо организованные и управляемые. На Тайване кульминацией протестного движения стал захват здания парламента в марте 2014 года и здания Исполнительного Юаня (правительства). Поводом для начала студенческих выступлений стала ратификация Соглашения о торговле услугами между Китаем и Тайванем, подписанного в 2013 году, т.е. соглашения направленного на сближение и тесной экономической интеграции с КНР. Тайваньский Майдан именно так в иностранной прессе окрестили данное явление. Однако в отличие от Верховной Рады Украины, которые были против экономического сближения с Россией, большинство тайваньских парламентариев, понимая экономическую роль данного Соглашения, выступили за его поддержку.107 В результате 24-х дневных переговоров кризис удалось преодолеть, всё же Китай не Украина и это серьёзным образом ограничивает американцам возможности. Тем не менее, Соединённые Штаты, несмотря на протесты Китая, продолжают поставлять на Тайвань вооружение по ранее заключённым контрактам. Более того, продолжается финансирование различных неправительственных фондов и студенческих объединений, одной из основных задач которых является продвижение идеи тайваньской идентичности. Время покажет, насколько успешным окажется этот социальный вирус, который был блестяще использован на постсоветском пространстве.

   107 Согласно этому соглашению, Пекин откроет Тайваню доступ к 80 субсекторам экономики (включая телекоммуникации, строительство, туризм, транспорт, финансовое дело), а Тайвань откроет континентальному Китаю 64 субсектора, ко многим, из которых партнёры с материка уже имеют доступ. Кроме того, тайваньский бизнес укрепится на рынке КНР на куда более благоприятных условиях, чем другие члены ВТО. К концу января 2014 года тайваньское правительство утвердило 495 проектов по капиталовложениям с материка. Суммарный размер инвестиций — 870 млн долл. США. Это уже обеспечило работой тысячи жителей острова. http://www.odnako.org/blogs/maydan-na-tayvane-kitay-v-roli-rossii-i-svidomie-tayvanci/

   В сентябре 2014 года в Гонконге проходили масштабные студенческие выступления. Но в отличие от Тайваня, в Гонконге студенты выступали против навязывания Китаем ограничения на количество кандидатов, которые могут избираться в местные органы власти. На самом деле, какой бы повод не выбрали протестующие, он не так важен как сам факт серьёзной дестабилизации обстановки. Одновременно нужно отметить тот факт, который пусть косвенно, но всё же влияет на сложившуюся обстановку, во всей международной статистике, которую публикует МВФ, ВТО, Всемирный банк КНР, Гонконг и Тайвань учитываются отдельно. Более того, по многим рейтингам, рассчитываемым другими международными институтами, Гонконг и Тайвань значительно опережают Китай. Например, в рейтинге индекса развития человеческого потенциала Гонконг относится к странам с очень высоким индексом, занимая 15 место в мире, тогда как Китай 91.108 Таким образом, Китай сегодня, несмотря на свою экономическую мощь на себе ощутил с какими проблемами сталкиваются сторонники собирания национальных земель, даже при очевидных плюсах и выгодах экономической интеграции.

   Что касается российско-китайских отношений, то ещё Киссинджер сделал особый акцент на лежащем в их основе геостратегическом принципе. «Наши отношения с возможными оппонентами должны быть таковыми, чтобы наши возможности в отношениях с ними были всегда более значительными, чем их возможности в отношениях между собой»109. Действительно по объему экономических отношений с КНР Россия не может сравниться с американской стороной или ЕС. Что касается внешней политики, то Китай всегда придерживается прагматичных позиций и предпочитает избегать серьёзных союзов, альянсов и т.д. Насколько жизнеспособным окажется БРИКС, который пока является больше площадкой для обмена мнениями, покажет время.

   108 http://gtmarket.ru/countries/russia/russia-info

   Таким образом, англосаксонская школа, несмотря на объективные трудности, с которыми она сталкивается, продолжает активно развиваться в части инструментария продвижения национальных интересов США.

   В Стратегии национальной безопасности 2015 года прямо сказано, что «вопрос заключается не в том, следует ли Соединённым Штатам занимать лидирующие позиции, а в том, как именно их обеспечить. При этом на всех направлениях деятельности США должны лидировать с позиции силы».110


3.2 ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ КИТАЯ

   Геополитика и геополитическая школа следующего геостратегического центра мира, главного конкурента США, так же представляет для нас научный и практический интерес, так как в современной геополитической ситуации именно Китай становится главной точкой опоры Хартленда – стратегическим партнёром. Но это отнюдь не значит, что нам следует безраздельно, как в 1990-е годы слепо доверять кому-то. Доверять в геополитике нельзя никому никогда. Но следует помнить, что по классическим законам геополитики для противодействия Морю нам просто необходимо выстраивать союзнические отношения с Китаем.

   109 Киссинджер, Генри: Годы в Белом доме, Москва: Прогресс, 1980
   110 Стратегия национальной безопасности США. Февраль 2015 года. http://narfu.ru/aan/Encyclopedia_Arctic/us_strategy_febr2015.pdf

   Китай – «Срединное государство». Это историческое название страны говорит о том, что Китай никогда не относился к цивилизации Моря. В течение последних двух с половиной тысяч лет вся внешняя политика страны определялась китаецентричным мировоззрением, согласно которому Китай является центром цивилизации, культуры, философии и главным просветителем «варваров». Именно эта система обосновывала китайцам их ведущую роль в регионе и в мире. Китайские поданные жили с этим ощущением на протяжении тысячелетий и это вошло в генетическую память. Уверенность с собственной мощи и превосходстве привела к тому, что Китай на протяжении многих веков практически не развивал армию, не контролировал торговые пути. Большая стратегическая ошибка, если вспомнить англосаксонскую школу геополитики, в итоге привела великую империю к тому, что с начала XIX века он постепенно превращается в колонию запада, преимущественно Великобритании. И вплоть до 1949 года, года образования Китайской Народной республики, страна выступает в качестве евразийской береговой базы Запада. С 1949 в Китае началось воплощение в жизнь модели административного социализма: автократия и опора на собственные силы. Это было время просоветской ориентации Китая, которая, однако, продлилась лишь до середины 1970-х годов.

   После социальных потрясений культурной революции в Китае начались реформы, которые пошли по пути умеренного поэтапного развития открытой экономики. Для проведения реформ стране нужны были деньги и технологии. Все это развернуло вектор китайской внешнеэкономической политики в сторону запада. И уже в конце XX века Китай вышел на второе место после США по объему привлеченных инвестиций.

   В ХХI веке достигнув экономической мощи, Китай превратился в самостоятельного игрока на геополитической арене. Еще в 1992 году страна в качестве базовой стратегии развития приняла Стратегию экспортной ориентации, которая к 2000 году трансформировалась в стратегию «Идти во вне», затем в 2002 «мирного подъёма» или в переводе других авторов «мирного возвышения».

   Внешнеэкономическая экспансия проводилась по нескольким направлениям: внешняя торговля, зарубежные капиталовложения, создание транснациональных компаний, демографическая экспансия и использование мягкой силы. Особенность китайской модели экспансии состояла в том, что она строилась на принципах взаимного уважения территориальной целостности и суверенитета, ненападения, невмешательства во внутренние дела, равенства и взаимной выгоды, и мирного сосуществования. Модель показала себя настолько успешной, что в мире заговорили о китайской неоколонизации. Для стран своего региона и большинства стран Африки, Латинской Америки и постсоветского пространства КНР стал важнейшим экономическим партнёром. При этом страна практически не участвовала в отличие от США, стран западной Европы и России в международных политических конфликтах. Всё чаще в научной литературе стали говорить о перемещение центра силы из Атлантики в Азиатско-Тихоокеанский регион, о становление Китая как великой державы.

   Всё это не могло в конечном итоге не сказаться на модели китайской экспансии. По мнению экспертов, экономические успехи Китайской Народной Республики привели к более «самоуверенному» подходу страны к внешнему миру, большей неуступчивости в отношениях с партнерами, стремлению отвечать ударом на удар, давлением на давление.111

   Геополитики Китая начали говорить о том, что страна должна активно, в том числе с использованием армии и флота, обеспечивать свои национальные интересы во всём мире.

   В 2009 году профессор Университета национальной обороны (входит в систему Минобороны КНР) старший полковник Лю Минф в своей книге «Китайская мечта» определяет главную задачу внешней политики Китая так – стать первой державой мира. «Чтобы спасти себя, спасти мир, Китай должен готовиться стать его кормчим»112. Как похоже на стратегию национальной безопасности США. И далее, автор пишет «если Китай не поставит себе целью превзойти по военной мощи США и Россию, то он обречет себя на судьбу третьеразрядной военной державы».

   111 http://globalaffairs.ru/number/Kitaiskaya-mechta-i-buduschee-Rossii-14857

   В 2010 году директор Института стратегии Университета национальной обороны Китая контр-адмирал Ян И заявил, что «мы должны уверенно и открыто сказать Соединенным Штатам и другим государствам: Китаю необходимо усилить военную мощь за рубежом, что вызвано… зарубежными национальными интересами»113.

   Основы новой Китайской геополитической идеи состоят в следующем:
   - Китай на протяжении всей своей истории был мирным государством, никого не захватывал. Все территории и народы присоединялись к нему по собственной воле, им оказывали помощь и помогали в развитии;
   - Британия, Россия, Франция, Япония, а потом США и СССР всегда обижали Китай, отбирали территорию, грабили, не считались с его интересами.
   - Главный враг - США, остальные страны американские марионетки, которые со всех сторон пытаются окружить страны кольцом Анаконды, блокируя реализацию китайских национальных интересов.
   - Основная мировая проблема – нехватка сырья. Борьба за ресурсы будет ожесточённой, поэтому необходимо развивать армию, чтобы она смогла защитить свои интересы в любом регионе мира. Этот пункт стал основной целью китайской военной доктрины.
   - Культура и экономика Китая доказала превосходство над культурами и экономиками других стран, поэтому Китай должен указать миру дорогу к будущему, распределять ресурсы в общих интересах, спасти мир от узурпаторских поползновений прочих держав, прежде всего США. Для этого ему надо стать самой мощной силой.114

   112 Лукин А. "Китайская мечта" и будущее России. Внешняя политика Пекина – новый поворот? - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1272256440
   113 Там же

   В качестве приоритетных направлений своей экономической экспансии Китай выделяет, прежде всего, Юго-Восточную и Центральную Азию. Так же как и у России, его цель разорвать кольцо Анаконды или «жемчужное ожерелье» как чаще называют это явление в Азии. Далее следуют ключевые (богатые ресурсами и геополитически значимые) страны Африки и Латинской Америки, Австралия.

   Что касается России, то понимая, что получить влияние над Хартлендом сложно, Китай так же как его стратегические противники сосредоточился на расширение сфер своего влияния на постсоветском пространстве. В рамках политики «диверсификации рынков и геополитического наступления» Китай становится главной экономической силой во многих странах СНГ, прежде всего в регионе Центральной Азии.115

   В целом, ничего не имея против евразийской интеграции и активно взаимодействуя с Евразийской экономической комиссией, Китай экономической и гуманитарной активностью повышает уровень и без того высокой зависимости стран ЕАЭС. Увеличивается количество жёстко ориентированных на Китай производственно-сбытовых цепочек, что в свою очередь ведёт к ухудшению структуры внутриинтеграционного обмена, сдерживанию развития кооперационных связей, как в промышленном, так и в банковском секторе.

   С другой стороны, наличие общей границы со страной, обладающей ресурсами и огромной малозаселённой территорией не могло оставить равнодушными китайских геополитиков, которые разработали концепцию «стратегических границ и жизненного пространства», которая открыто декларирует необходимость захвата земель. Согласно этой концепции – территориальные и пространственные рубежи обозначают лишь пределы, в которых государство с помощью реальной силы может «эффективно защищать свои интересы». Концепция основана на той точке зрения, что рост населения и ограниченность ресурсов вызывает естественные потребности в расширении пространства для обеспечения дальнейшей экономической деятельности государства и увеличения его «естественной сферы существования». Т.е. стратегические границы жизненного пространства должны перемещаться по мере роста комплексной мощи государства.

   114 http://globalaffairs.ru/number/Kitaiskaya-mechta-i-buduschee-Rossii-14857
   115 Спартак А.Н., Воронова Т.А. Генезис, современное состояние и перспективы Евразийской экономической интеграции. // код доступа - http://pitfond.ru/wp-content/uploads/2013/12/Sbornik3.pdf

   Надо отметить, достаточно серьезные успехи Поднебесной в достижении поставленных целей. Так Кыргызстан передал Китаю около 125 тыс. гектаров своей территории, согласно подписанным договорам между Китаем и Кыргызстаном о делимитации границ 1996 и 1999гг., которые были ратифицированы в 1998 и 2000 гг. соответственно.

   Это событие не привлекло внимание других государств – членов СНГ, хотя подписание данных соглашений послужило отправной точкой в начале процесса регионального масштаба по пересмотру границ между Китаем и странами СНГ протяженность которых составляет порядка 7 тыс. км.

   Следующим государством, которое «поделилось» своей территорией с Китаем стал Таджикистан. После распада Советского Союза здесь появились три спорных территории. В результате переговоров в 1999г. Претензии по первому участку были сняты, второй был поделен поровну, а третий чуть позже был разделен: 1 тыс. из 28 тыс. км кв. территорий в районе Восточного Памира, Мургабская область на востоке Таджикистана были переданы Китаю.

   Еще один сосед Китая – Казахстан, несмотря на то, что в 1994г. Подписал с КНР «Соглашение о казахско-китайской государственной границе», устанавливающее 70 ключевых пограничных точек, два участка границы в горах Саур и Тарбагатай и в горах Алатау остались несогласованными. Общая площадь этих участков 946 км кв. В 1997г.

   Данные участки были поделены: 56% Казахстан оставил за собой, а 44% отдал Китаю. Таким образом, Китаю перешло 416 км кв.

   Всё перечисленное является лишь звеньями в цепи китайской внешнеполитической концепции «стратегических границ и жизненного пространства».

   В данном случае обращает на себя тот факт, что в период существования Советского Союза, государственная принадлежность территорий республик СССР никогда не ставилась под сомнение. «Спорные территории» обозначались лишь на китайских каратах. Более того, в 1992 году 27 декабря Китай признал республики бывшего СССР - независимые государства в существующих границах. Термин же «спорные территории» был введен лишь в 1994 году.

   Одновременно в трудах Академии наук Китая вся история российско-китайских отношений стала рассматриваться как постоянная агрессия России против Китая и захват его исконных земель. По официальной китайской версии необходимо ориентироваться не на Айгунский (1858г.) и Пекинский (1860г.) договора,116 которые устанавливают нынешнюю границу Китая, так как они были навязаны Китаю силой, а на Нерчинский (1698г.) и Кяхтинский (1727г.) договора, по которым Китаю отходили, по нынешнему административному делению, Тува, Амурская и большая часть Читинской области, Приморский край и юг Хабаровского края. В целом в настоящее время Китай претендует, по разным оценкам, на 1 – 1,5 млн. км кв.

   В 1991г. Российская Федерация уступила Китаю богатый вольфрамовыми рудами остров Дамасский. В октябре 2004 года Китай вновь поднял вопрос о «спорных территориях» и вновь ему удалось решить вопрос в свою пользу. В результате подписанных соглашений были поделены острова на реках Аргуни и Амур. Остров Тарабаров, над которым проходят траектории взлетов военных самолетов 11-ой армии ВВС и ПВО, дислоцирующихся в Хабаровске, а также гражданских авиалайнеров, вылетающих из Хабаровска, полностью перешел Китаю. Также Китаю отошла часть острова Большой Уссурийский.

   116 Со времен Нерчинского договора (1698г.) Россия исследовала и заселила новые земли в Приамурье и Приморье. Император Николай I повелел считать их русскими, в связи с чем потребовалось уточнение границ. В результате был заключен договор, по которому России возвращались территории, отторгнутые китайцами по Нерчинскому договору. Айгунский договор был дополнен Пекинским (1860г.), когда за Россией был закреплен Уссурийский край.

   В целом Китаю отошло 320 км кв., владение и контроль над которыми, позволяет Китаю в случае необходимости держать под контролем столицу Дальневосточного федерального округа – Хабаровск, а, следовательно, и всю южную половину Дальнего Востока.

   Таким образом, абсолютно мирным путем Китай за последние 15 лет увеличил размер своей территории на 14236 км кв.

   Ползущая экспансия Китая проявляется не только в официальном отторжении территорий. Миграция – неуправляемый процесс нелегального заселения Дальнего Востока и других крупных городов Российской Федерации стала их объективной реальностью.

   Разность демографических потенциалов Российской Федерации и КНР очевидна. Плотность населения на китайской стороне границы по разным оценкам в 15 – 30 раз выше, чем на российской. На юге Дальнего Востока Российской Федерации живут 5 млн. человек, а в трех соседних провинциях КНР – 109 млн. человек. Плотность самой малонаселенной провинции КНР Хэйлунцзян 83 человека на кв. км, что в шесть раз превосходит плотность населения Приморья. Численность безработных только в Северо-Восточном Китае оценивается в 7-8 млн. человек, скрытая безработица в китайских городах составляет 15-20%, что превышает население самой России.117

   По оценкам экспертов в ближайшее время в КНР в трудоспособный возраст войдут не менее 170 млн. человек. Кроме проблем перенаселения, не так давно Китай столкнулся с еще одной проблемой, которая стала результатом программы планирования семьи «Одна семья – один ребенок». В условиях современного развития медицины, когда пол будущего ребенка можно узнать на первых месяцах беременности, китайский семьи стали избавляться от потенциальных дочерей и дожидаться рождения наследника. Постепенно этот процесс вылился в социальный кризис, когда очевидным стал дефицит женского населения. Сейчас китайские власти пытаются переломить ситуацию, введя уголовную ответственность врачей за определение и разглашение пола будущего ребенка. Когда появятся результаты данной инициативы не известно. Сейчас же это демографический перекос подтолкнул и так достаточно активное и мобильное китайское население к поиску мест лучшего проживания.

   117 http://voprosik.net/mezhdunarodnaya-migraciya-2013/

   На сегодняшний день китайская диаспора расселена в 150 странах мира и насчитывает по разным данным от 55 млн. до 60 млн. человек.

   Исследовательские оценки китайского присутствия в России так же различны, они колеблются в диапазоне от 200 до 800 тыс. человек. Перепись населения 2002 года зафиксировала всего 35 тыс. китайцев в России. Такая низкая цифра обусловлена тем, что переписывалось постоянное население и большинству китайских мигрантов удалось избежать учета. По данным В. Ларина в России насчитывается около 200-400 тыс. китайцев.118 Независимый исследовательский Совет по миграции стран СНГ и Балтии, оценивает китайское присутствие в пределах 500-800 тыс. человек.119

   При этом в Китае принята правительственная программа по стимулированию экспорта рабочей силы. В настоящее время создано 332 специализированных агентства с государственной лицензией, деятельность которых направлена на подготовку китайских рабочих отправляющихся за рубеж. В своей системе безопасности Китай отводит России одно из ключевых мест, как стратегическому партнёру вопросе обеспечения международной безопасности и установления многополярного мирового устройства, как важнейшему партнёру в деле обеспечения китайской энергетической безопасности, как важному партнёру по развитию экономического сотрудничества в том числе и приграничного. На этом фоне китайские территориальные претензии и другие проблемы уходят на второй план. Но это не значит, что их не стоит учитывать российской стороне при разработке стратегии сотрудничества с Китаем. Основная задача в данном случае заключатся в целенаправленной работе по усилению экономических контактов, и работе над выявлением общих объединяющих две страны интересах.

   118 Ларин В. Посланцы поднебесной на Дальнем Востоке России. Диаспоры, 2001 № 2-3, с.-88
   119 Население России 2002. Десятый ежегодный демографический доклад. М., КДУ, 2004, с.-128


3.3 РОССИЙСКАЯ ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ:
СТАРЫЕ И НОВЫЕ УГРОЗЫ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ СТРАНЫ

   Сегодня мы являемся свидетелями и одновременно участниками острой фазы геополитической борьбы за сферы влияния ведущих мировых держав, перехода от однополярного к многополярному мировому устройству. Смена лидера в мировой экономике и политике всегда связана с обострением конфликтов в международных отношениях. Испокон века это служило поводом к серьёзным мировым потрясениям вплоть до развязывания военных действий.

   Современная ситуация в мире отличительна тем, что после непродолжительного периода существования модели однополярного мирового устройства – главной цели англосаксонской политики – status quo начинает заметно меняться, и связано это, в значительной степени, с изменением положения на мировой арене таких ведущих мировых игроков, как Китай и Россия.

   Но если изменение роли Китая является производной впечатляющих экономических достижений страны, то статус России продолжает поддерживаться и развиваться, прежде всего, за счет энергетики Хартленда, «срединной земли» – уникального географического положения государства, и добавим, с соответствующей ему социокультурной самоидентификацией проживающего здесь населения. Суть данного феномена, получившего название с легкой руки британского стратега Маккиндера, была замечена и описана многими выдающимися российскими исследователями в XVIII-XIX веках: В.Ф. Головачевым, В.М. Головиным, Д.А. Милютиным, А.Е. Вандамом, А.Е. Снесарёымв, Н.Н. Обручевым, Г.В. Жомини, М.А. Языковым К.И. Арсеньевым, Н.Я. Данилевским, Н.С. Трубецким, П.Н. Савицким, Г.В. Вернадским, Г.В. Фролофским, Н.Н. Алексеевым, Л.П. Красавиным, В.П. Семёновым-Тянь-Шанским и др. Но в каких бы терминах ни определяли бы эту концепцию, смысл остается неизменным: могущество России есть ее безграничная территория помноженная на эпическое, величаво-спокойное мировосприятие народа. Именно это сочетание позволяет нашему государству не только проходить через испытания, но в итоге демонстрировать всему миру величайшие достижения.

   Не приходится удивляться тому, что президент США на открытии 69 сессии Генеральной Ассамблеи ООН совершенно однозначно дал понять, что англосаксонская геополитическая школа главной своей угрозой видит Россию, правда, в числе лихорадки Эбола и Исламского государства.120

   И это при том, что геополитическое положение России, со времён распада СССР значительно ухудшилось. Напомним, что после распада СССР Россия потеряла выходы к Балтийскому морю (кроме Санкт-Петербурга и «анклавного» Калининграда). Изменились условия использования важнейших портов бывшего СССР на Черном, Азовском, Балтийском и Каспийском морях, а также на Дунае, ставших заграничными для нашей страны. Из 17 пароходств бывшего СССР у России осталось только 8. Значительная часть современных судов, танкеров перешли в собственность государств Балтии и Украины, в том числе важнейшие порты в Таллинне, Клайпеде, Риге, Вентспилсе, Одессе и др. На Азовском море остался единственный порт – Таганрог.

   120 http://www.kommersant.ru/doc/2574491

   Кроме потери значительной части гражданских судов и портов, российская армия потеряла свои важнейшие базы на Балтийском море (главной базой Балтийского флота стала база в г. Балтийске Калининградская область), черноморский флот вынужден был взять в аренду у Украины (г. Севастополь, Донузлав и др.) базы Бывшего Советского Союза. В целом можно сказать, что российская армия совершила массированный отход на север и восток.

   В ресурсном плане были потеряны шельфы Черного, Каспийского и Балтийского морей. Потеряны прямые сухопутные выходы к Центральной и Западной Европе. Прямой выход имеет только железная дорога из Калининграда на запад, но сама Калининградская область, отрезана от территории России, что само по себе является огромной геополитической и экономической проблемой. Отрезана ныне Россия и от морской железнодорожной переправы Ильичевск – Варна, которая принадлежит теперь Украине.

   «… Россия, являвшаяся до недавнего времени созидателем великой территориальной державы и лидером идеологического блока государств-сателлитов, территория которых простиралась до самого центра Европы и даже одно время до Южно-Китайского моря, превратилась в обеспокоенное национальное государство, не имеющего свободного географического доступа к внешнему миру и потенциально уязвимое перед лицом ослабляющих его конфликтов с соседями на западном, южном и восточном флангах. Только непригодные для жизни и недосягаемые северные просторы, почти постоянно скованные льдом и покрытые снегом, представляются безопасными в геополитическом плане».121

   Почти двадцать лет США и союзники почивали на лаврах победы в холодной войне. Но Хартленд – есть Хартленд и сейчас мы являемся свидетелями начала новой геополитической эпохи – эпохи собирания земель, которая началась с Абхазии и Южной Осетии, которые были выведены из сферы влияния наших оппонентов, затем возвращение Крыма, ускорение процессов евразийской интеграции.

   121 Бжезинский З. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. М., Международные отношения 2005, с. 118

   Ответ не заставил себя ждать. Происходящие сегодня события на постсоветском пространстве, Ближнем Востоке в (Сирии, Ливии, Ирке), в Азии (Афганистане и др.) являются ярким примером работы атлантической геополитики по ослаблению РФ, стратегия Анаконды в действие. Вспомним, что практически все русские геополитики ещё сто лет назад говорили о ключевом значении этих регионов для экономических и геополитических интересов России. Причём укрепление российских позиций в этих регионах означало автоматическое ослабление мировых позиций Британской империи. В период существования Советского Союза именно эти регионы продолжали находиться между молотом советских интересов и наковальней американских. Причём позиции СССР были значительно сильнее, чем позиции современной России.

   Ближний восток, Центральная Азия – это ключ к контролю не столько запасов нефти, сколько цен на нефть и газ и блокирование южных транспортных путей, выхода России к Индии и индийскому океану. Это один из способов вытеснить Россию с газового рынка ЕС. Уже широко известен проект строительства газопровода из Катара через Сирию и Турцию в Европу, реализации которого пока мешает только правительство Сирии. Т.е. основная цель борьбы с исламским государством, которое самым чудесным образом появилось на территории Сирии – это попытка оставить Россию без её главного рынка сбыта. Какие убытки уже понесли и продолжают нести российские компании от разорванных и прерванных контрактов в связи с боевыми действиями в регионе сложно оценить даже экспертам. Почему Россия никак не реагирует на происходящие в регионе события так же трудно объяснить. Наверное, это связано с тем, что события не меньшей тяжести происходят уже непосредственно на её границах. Кольцо Анаконды последнее время стремительно сужается.

   В восьми из пятнадцати бывших советских республик появились американские войска. Латвия, Литва и Эстония стали членами Европейского Союза и НАТО, российская военно-морская база в Калининграде оказалась в географическом плане в окружении войск Североатлантического альянса. Сегодня в очереди на вступление в НАТО стоят еще несколько бывших союзных республик.

   На всем постсоветском пространстве Россия сталкивается с жёсткой конкуренцией. США, ЕС сразу после распада СССР объявили постсоветское пространство зоной своих стратегических интересов. Латвия, Литва, Эстония, Грузия – уже выведены из сферы влияния России. Азербайджан, находится на этапе смены внешнеполитического вектора в пользу Турецкого, а значит американского. Молдова практически сразу после получения независимости объявила о европейском внешнеполитическом векторе, а в 2014 году вместе с Грузией и Украиной подписала Соглашение об ассоциированном членстве ЕС. Активно формируется тройственный союз Румынии, Молдавии и Украины, который является частью антироссийского пояса, в который входят также Грузия и Азербайджан, призванный начать новый этап антироссийского проекта в Черноморско-Каспийском регионе. Идёт серьёзная работа по дестабилизации обстановки в Центральной Азии.

   Американская и европейская политики по отношению к странам постсоветского пространства используют все имеющиеся механизмы продвижения своих национальных интересов, включая цветные революции. Но все же, прежде всего, они используют экономические механизмы. Сегодня Европейский Союз является ведущим торгово-экономическим партнёром. И если доля России в товарообороте практически всех стран постсоветского пространства снижается, то доля Европейского Союза имеет устойчивую тенденцию к росту. То же касается инвестиций и всех видов экономической помощи.

   Такого количества межгосударственных программ, какие предложил ЕС странам постсоветского пространства, нет ни в одном другом регионе.

   Например, в 2004 году ЕС разработало программу «Европейская политика соседства», а в 2009 программу «Восточное партнёрство», в которой приняли участие Азербайджан, Армения, Белоруссия, Грузия, Молдова и Украина. Целью «Восточного партнёрства» было формирование зоны свободной торговли между указанными странами и ЕС и в конечном итоге подписание странами Соглашений об ассоциированном членстве с ЕС. Об эффективности данной программы можно судить по тому, что три из шести стран уже подписали данное Соглашение. Причем пример Украины показал, что грозит правительству страны, засомневавшиеся в экономической эффективности Соглашения об ассоциированном членстве.

   Военные базы и военное сотрудничество (типа программы Каспийский страж), экономическая экспансия, мягкая сила через СМИ, программу ТАСИС и ей подобные, некоммерческие фонды и неправительственные организации – вот лишь не полный перечень механизмов внешнеэкономической экспансии США и ЕС. Но если только происходит сбой во внешнеполитическом курсе той или иной страны в дело вступает механизм цветных революций.

   В этих условиях России просто необходимо создать некий противовес, который бы сдерживал натиск и напор англосаксонской школы. О таком противовесе говорили русские и немецкие школы геополитики. Сотрудничество по линии Берлин – Москва – Пекин, классическая геополитическая схема, пока по объективным причинам нереальна. Россия выбрала для себя иную модель Москва – Пекин – Дели – Претория – Бразилия или другими словами БРИКС. Создание БРИКС значимое событие в мировой экономике и политике, хотя бы совокупному объёму рынка, людских ресурсов, золотовалютных резервов и т.д. Несмотря на большое количество проблем и противоречий, существующих между странами, их объединяет одна важная цель активного участия в изменение мирового устройства. Первой совместной инициативой, направленной на достижение поставленной цели стало создание банка БРИКС, который по задумке организаторов должен составить серьёзную конкуренцию МВФ. В подтверждение этой идеи можно привести слова Ранни Тхакура из Университета Дейли: «Западные страны в полной мере осознали силу экономик стран БРИКС, когда те участвовали в расширенном составе G8 на саммите G20. В рамках G20 они представляли однополярную стратегию, которая и оказалась очень эффективной. Таким образом, подобные согласованные действия и обуславливают изменение мировой экономической архитектуры. И дальнейший рост этих стран просто неизбежен».122

   В целом БРИКС отвечает внешнеэкономическим интересам России, но и здесь мы должны понимать, что без усиления своих экономических позиций удержать свой статус в БРИКС, а Россия является инициатором создания данного объединения, очень трудно. Поэтому, мы должны одновременно с развитием экономических отношений в рамках БРИКС и с помощью этих стран расширять сферы сотрудничества с другими странами их регионов, классифицировав их предварительно по предложенным нами в 3 главе критериям.

   Так Бразилия должна стать основой развития нашего сотрудничества с другими странами Латинской Америки, где сегодня, по словам учёных латиноамериканистов, происходит разочарование неолиберальными реформами и где на фоне этого к власти пришли левы силы: 1998г. в Венесуэле, 2002 – Бразилии, 2003 – Аргентине, 2004 – Уругвае, 2005г. – Боливии, 2006 – Чили, лояльно относящиеся к России. Свою лояльность они подтвердили не просто отказом от участия в санкциях против РФ, но наоборот наращиванием сотрудничества по тем товарным позициям, которые до санкций принадлежали ЕС.

   Так же как Бразилия должна послужить нам в качестве открытых дверей в Латинскую Америку, точно так же ЮАР – безусловный региональный лидер может служить необходимым подспорьем для развития отношений с другими африканскими странами.

   122 http://www.brics.mid.ru/brics.nsf/WEBNovBric/211997549C821ADBC3257D96004D1CDE

   Таким образом, для России из создавшейся геополитической реальности и с учетом опыта предыдущих лет следует несколько выводов. Во-первых, для страны важно сохранять и укреплять свои позиции на постсоветском пространстве, так как именно от этого зависит степень распространения ее влияния в другие регионы. Т.е. если представить себе Россию, как некий естественный в силу своих размеров центр притяжения на евразийском континенте, от которого исходит магнитное излучение в виде концентрических кругов, то именно постсоветское пространство – это ближайшее и самые важные территории, ослабление влияния на которых ослабит общие импульсы притяжения. Необходимо разорвать кольцо Анаконды, окружающее Россию.

   Россия должна вновь стать полюсом геополитического притяжения, создать новый, альтернативный американскому и европейскому, центр силы. Как отмечают Буторина О.В. и Захаров А.В., в случае успеха Евразийского Экономического Союза вокруг России возникнет новая геополитическая реальность с особой, отвечающей исторической и культурной специфике региона моделью развития.123

   Далее по значимости идет Ближний Восток – регион, с которым еще у Советского Союза были очень тесные связи. Сейчас Россия не занимает на рынках арабских стран тех позиций, которые были утрачены с распадом Советского Союза. Тем не менее, в стабилизации положения дел в регионе одинаково заинтересован и Китай, и Индия. Совместная работа в Совете безопасности и других международных организациях вполне способна повлиять на ход развития событий в регионе. В стратегическом плане России важна Латинская Америка, в которой так же после распада Союза были утрачены основные позиции. Она важна как с точки зрения своих рынков и ресурсов, так и с точки зрения геополитических интересов.

   123 Буторина О.В., Захаров А.В. О научной основе Евразийского Экономического Союза. // Евразийская интеграция, 2-15, № 2, с.52-68

   В целом, говоря о внешнеэкономической политике и безопасности России, надо понимать, что в принципе элементы взаимовыгодного сотрудничества необходимо искать во всех регионах мира.

   Сейчас, когда все развитые страны заняты поиском новых ресурсов и рынков промедление чревато тем, что стране может быть закрыт доступ на потенциально выгодные для нее рынки.

   До того, как Китай начал массированную экспансию в Африку, было ощущение, что мировое сообщество забыло о существовании этого континента. Сейчас, когда Китай стал получать ощутимые экономические выгоды и его влияние там усилилось, развитые страны также начали активизировать работу в этом направление.

   Быстроразвивающиеся международные отношения требуют быстрого адекватного ответа и разработки Стратегии внешнеэкономической безопасности, в которой должны быть детально прописаны основные направления внешнеэкономической деятельности, с выявлением конкретных региональных интересов страны, а также опасностей и угроз этим интересам. Стратегия должна дополняться разработанными и принятыми на высшем уровне Стратегиями взаимодействия с важнейшими с экономической и геополитической точек зрения странами.


Выводы по третьей главе

   Обобщая вышеизложенные аспекты касательно разработки эффективной стратегии внешнеэкономической безопасности РФ, следует ещё раз подчеркнуть:

   1. Роль геополитических интересов в системе внешнеэкономической безопасности страны на современном этапе развития мирового хозяйства был и остаётся решающим.

   2. Изучив ведущие западные геополитические школы, можно сделать вывод о том, что все разработки англосаксонской школы, вот уже на протяжении почти двух веков направлены на ослабление России – Хартленда – сердца Земли - огромной континентальной массы.

   3. Все новейшие геополитические разработки англосаксонской школы, опираясь на теории Маккиндера и Мехена, посвящены недопущению возникновения на Евразийском континенте, державы, способной составить конкуренцию Соединённым штатам. Поэтому главными задачами англосаксонской геополитики являлось и является: недопущение образования стратегического континентального союза вокруг «географической оси истории» и отрыв от нее максимальное количество приграничных пространств и установив над ними свое влияние. Эти две основные задачи составляют основу национальной политики США по отношению к России.

   4. Борьба за зоны влияния идёт по классическим законам геополитики с применением всего имеющегося в мировой практике арсенала рычагов внешнего давления: от инициирования локальных войн, конфликтов, цветных революций, отторжения традиционных рынков и партнёров до применения практики двойных стандартов, экономических санкций, создания интеграционных группировок и т.д.

   5. Все окружение Хартленда, американские стратеги делят на:
   - геостратегически центры - государства, которые обладают способностью и национальной волей осуществлять власть или оказывать влияние за пределами собственных границ. К ним относится Германия, Франция, Россия, Китай, Индия.
   - геополитические центры - государства, которые обладают силой, способной вызвать сдвиг в международном распределении сил, чьё значение вытекает не из их силы и мотивации, а из их важного местоположения. Сегодня это Украина, Азербайджан, Южная Корея, Турция, Иран, Сирия и др. Причем список геополитических центров не является постоянным и неизменным. В зависимости от ситуации он может быть либо дополнен, либо сокращён. Сегодня именно в этих геополитических центрах происходит сегодня самое серьёзное столкновение российских и американских интересов, вплоть до вооружённых конфликтов.

   6. Особое место России отводит в своей системе безопасности Китай. Он рассматривает Россию: как стратегического партнёра вопросе обеспечения международной безопасности и установления многополярного мирового устройства, как важнейшего партнёра в деле обеспечения китайской энергетической безопасности, как важного партнёра по развитию экономического сотрудничества, в том числе и приграничного. На этом фоне китайские территориальные претензии и другие проблемы уходят на второй план. Но это не значит, что их не стоит учитывать российской стороне при разработке стратегии сотрудничества с Китаем. Основная задача в данном случае заключатся в целенаправленной работе по усилению экономических контактов, и работе над выявлением общих объединяющих две страны интересах.

   7. На основе систематизации взглядов российских ученых на основные направления российской геополитики, мы можем сделать вывод о том, что в сложившейся геополитической реальности, России необходимо решить следующие задачи:
   - создать противовес, который бы сдерживал натиск и напор англосаксонской школы. О таком противовесе говорили русские и немецкие школы геополитики. Сотрудничество по линии Берлин – Москва – Пекин, классическая геополитическая схема, но пока по объективным причинам она нереальна. Поэтому Россия выбрала для себя иную модель Москва – Пекин – Дели – Претория – Бразилия или другими словами БРИКС.
   - вернуть постсоветское пространство в зону своего влияния. При сохранении существующей тенденции поступательного вытеснения РФ с постсоветского пространства, существует серьёзная угроза дестабилизации ситуации внутри страны, ослабления её позиций и на других направлениях внешнеэкономической деятельности.
   - расширять сферы своего влияния на страны, отобранные по предложенным в главе 3 критериям.

   8. Все эти новые геополитические тенденции надо учитывать России, формулируя национальные интересы страны в области внешнеэкономической безопасности. Причем надо учитывать, что в силу своего геополитического положения страна может существовать в нынешних границах только в качестве одного из мировых центров социально-экономического развития. Это та цена, которую Россия платит за свое геополитическое положение.


   Внешнеэкономическая безопасность РФ: Новые угрозы и их нейтрализация в условиях ускоренной евразийской интеграции:

   - Экономическая безопасность в условиях нестабильности мировой экономики.

   - Внешнеэкономическая безопасность как составляющая экономической безопасности страны.

   - Современный геополитический аспект внешнеэкономической безопасности.


Внешнеэкономическая безопасность РФ: Новые угрозы и их нейтрализация в условиях ускоренной евразийской интеграции:
Современный геополитический аспект внешнеэкономической безопасности.
 Андронова Инна Витальевна