Видеоканал РЦИТ на YouTUBE


Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru


Статьи технической тематики из периодических изданий
«Регионального Центра Инновационных Технологий»
ЭКОНОМИКА КНР - ПРОГНОЗ ДО 2030 ГОДА
ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ КИТАЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ


  Островский А.В.
Институт Дальнего Востока РАН

ЭКОНОМИКА КНР - ПРОГНОЗ ДО 2030 ГОДА
ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ КИТАЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ

1. Прогнозы экономического развития до 2030 года.

   Судя по данным за последние 50 лет в рамках экономического цикла с 1820 по 2030 гг., по паритету покупательной способности (ППС) Китай к 2030 году займет лидирующие позиции в экономике с 4,6% мирового ВВП в 1973 г. до 11,8% в 2000 г., 20,7% в 2010 г., 28,9% в 2020 г. и 33,4% в 2030 г., опередив США, как показано на таблице 1 (см.приложение).

   За последние годы значительно вырос объем внешней торговли Китая с 20,6 млрд.долл. в 1978 г. до 4,16 трлн.долл. в 2013 г. – более, чем в 200 раз (См.: Чжунго тунцзи чжайяо – 2014 (Краткий статистический справочник – 2014), Пекин, 2014. С.90). По прогнозам, в дальнейшем Китай заметно увеличит свою долю в мировом экспорте - с 10,4% общего объема мирового экспорта в 2010 г. до 24,0% в 2030 г. и в мировом импорте – с 9,1% в 2010 г. до 27,0% в 2030 г. (см. таблицы 2 и 3 ниже). Таким образом, Китай в XXI веке изменит свой статус «китайской мировой фабрики» и приобретет другой статус «китайского мирового рынка».

   Такая ситуация связана с изменениями мировых инвестиционных потоков. Если в ХХ веке доля иностранных инвестиций в КНР и из КНР составляла всего 2,9% всего мирового объема инвестиций в 2000 году, то в 2009 году эта доля уже составила 8,5%, в 2020 г. она составит 15%, а в 2030 г. – уже 20,0%, что будет равно всему объему инвестиций в зоне НАФТА и ЕС. В 2014 г. общий объем прямых иностранных инвестиций в КНР составил 119,6 млрд.долл., а из КНР –123,1 млрд долл. К 2030 г. общий объем прямых инвестиций в КНР и из КНР должен будет составить примерно 4,5-5,0 трлн.ам.долл (2030 Чжунго: маньсян гунтун фуюй, с.36). Таким образом, по мнению авторов китайского прогноза, к 2030 г. Китай станет крупнейшим рынком инвестиций в мире.

   Среднегодовые темпы мирового ВВП за 2006-2020 гг. составят примерно 4,2-4,4% по сравнению с 4,0% в 2001-2005 гг. и 3,1% в 1991-2000 гг. Такие темпы экономического роста будут обеспечиваться за счет КНР и Индии. В КНР среднегодовые темпы роста ВВП в 11-й пятилетке (2006-2010 гг.) были на уровне 8%, а в 2014 г. показатель ВВП КНР составил 63,6 трлн.юаней (19,4 трлн.ам.долл. по текущему валютному курсу). В последующие 10 лет темпы экономического роста должны составить примерно 6-7% в год, а объем ВВП должен вырасти в 2 раза по сравнению с 2010 г. и составить свыше 80 трлн.юаней (12 трлн. ам.долл.) или примерно 9500 ам.долл.на душу населения в 2020 г., и по этому показателю Китай войдет в ряды стран со средним доходом на душу населения. По объему ВВП на душу населения Китай в 2020 г. переместится с 76-го места на 52-е (19000 долл. на человека по ППС в 2005 г.).

   Быстрое развитие мировой экономики создаст спрос на инвестиционные ресурсы. Потребность в них обеспечивается выбытием и заменой мощностей, созданных в 1975-2000 гг. Источники финансирования – внутренние ресурсы предприятий; иностранные инвестиции, банковские кредиты. Доля государственных вложений – минимальная во всех странах мира. Китай занимает 1-е место в мире по объему привлеченных инвестиций. До вступления в ВТО Китай практически не направлял инвестиции за рубеж, оставляя все в стране. Однако после вступления КНР в ВТО в 2001 году Китай резко активизировал вывоз капитала за рубеж и по этому показателю опередил не только страны БРИКС, но и многие другие страны мира. В 2013 г. объем направляемых за рубеж прямых инвестиций уже составил 86 млрд.долл.

   Предполагается, что в рамках глобальной научно-технической революции Китай станет основным игроком на мировом рынке инноваций. Для этого у него есть предпосылки в виде стремительного роста общей численности инженерно-технических и научных работников и большого объема экспорта высокотехнологичной продукции по сравнению с ведущими странами мира. В частности, в 2000 г. в мире насчитывалось всего 6,88 млн. инженерно-технических и научных работников, из которых на Китай приходилось всего 690 тыс. человек (или примерно 10% общего количества), в 2007 г. – 7,21 млн.чел., из которых 1,42 млн.чел. (примерно 20%) приходилось на Китай, то в 2030 г., по прогнозам китайских ученых, в мире будет насчитываться 15 млн. инженерно-технических и научных работников, из которых 4,5 млн.чел. (30%) будут составлять ученые, инженеры и техники из КНР (2030 Чжунго: маньсян гунтун фуюй, с.39). В настоящее время рост затрат на НИОКР в КНР имеет свое отражение в резком увеличении экспорта высокотехнологичной продукции. В частности, уже в 2006 г. по показателю доли экспорта высокотехнологичной продукции в мировом объеме КНР уже вышел на 1-е место – 16,9% объема мирового экспорта высокотехнологичной продукции, опередив США – 16,8%, ЕС – 15,0% и Японию – 8,0% и нетрудно предположить, что к 2030 г. Китай упрочит свое лидирующее положение в мире по этому показателю (Подробнее см.: Tomas Meri. China Passes the EU in High-tech Exports, EuroStat Statistics in Focus, No.25/2009).

   По оценкам ряда экспертов, в годы 12-й пятилетки (2011-2015 гг.) доля экономически активного населения начнет постепенно снижаться, и Китай будет вынужден ориентироваться не на привлечение большого количества занятой неквалифицированным физическим трудом рабочей силы из деревни, а на повышение производительности труда на каждом рабочем месте, в том числе и в сельском хозяйстве. Это означает, что за годы 12-й пятилетки Китай должен будет совершить переход от экстенсивных форм развития производства к интенсивным, к развитию инновационной экономики. Только в этом случае в Китае можно будет решить проблему избыточного населения за пределами рабочего возраста (свыше 60 лет) и относительной нехватки природных ресурсов, а также охраны окружающей среды за счет внедрения новых энергосберегающих технологий. Не случайно во время общения в Интернете с населением страны в 2012 г. премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао заявил о том, что «подъем Китая обеспечен за счет подготовки специалистов и развития образования, и в КНР уделяют большое внимание двум цифрам – удельный вес расходов на образование в ВВП и расходов на научно-исследовательскую деятельность в объеме производства». На наш взгляд, именно эти меры позволят Китаю решить основную задачу перехода к интенсивным формам развития производства в ближайшее десятилетие и обеспечить поступательное движение вперед экономики страны.

   К 2030 г. Китай по объему затрат на научно-технические разработки выйдет на 1-е место в мире, и его доля в ВВП страны достигнет 3% (сейчас – 2,09%), а в объеме мировых затрат составит 25%. Однако при этом показатели КНР по выпуску научных статей и заявкам на патенты будут относительно ниже, чем в США и ЕС. К этому моменту Китай также будет держать 1-е место в мире по доле экспорта высокотехнологичной продукции, как показано на таблице 4.

   К 2015 г. Китай должен обойти США и занять 1-е место в мире по научно-техническому потенциалу, в 2020 г. этот показатель составит 23,2%, а к 2030 г. – 30% (с.98). На наш взгляд, исходя из реальной ситуации в китайской науке и технике, когда значительная часть технических know-how как в Японии является копиями или техническими заимствованиями научных достижений Запада пока еще нет веских оснований считать реалистичным данный прогноз. Однако авторы данного прогноза уверены в его реальности в силу того, что в настоящее время в условиях политики открытости Китай одновременно использует сразу три вида научно-технических инноваций: 1) воспроизводимые инновации на основе непосредственно импортируемых достижений науки и техники; 2) используемые копии технических инноваций в соответствии с потребностями китайского рынка; 3) собственно китайские научно-технические инновации (См.: 2030 Чжунго: маньсян гунтун фуюй, с.102).

   На наш взгляд, такое развитие событий вполне может иметь место, так как Китай уже значительно опередил США в области информатизации и уже стал «мощным информатизированным государством в мире» (шицзе синьсихуа цянго), как показано на таблице 5.

   Согласно данным ГСУ КНР, уже в 2003 г. в КНР насчитывалось 260 млн.телефонных абонентов, и по этому показателю Китай занял первое место в мире. В 2004 г. Китай уже обогнал США по количеству абонентов мобильных телефонов, а в 2009 г. превзошел США по этому показателю в 2,9 раза. По китайским прогнозам, в 2030 г. в КНР будет уже 350 млн.телефонных абонентов, и телефонной сетью будет охвачена каждая семья. Это означает, что к 2030 г. каждая китайская семья будет иметь доступ к Интернету. Как мы видим, в области интернетизации страны Китай идет вперед семимильными шагами. Если в 2000 г. доля Китая в мировом производстве компьютеров составила всего 19,2%, то в 2005 г. – уже 83,5%. В 2014 г. в Китае уже насчитывалось 649 млн. Интернет-пользователей, из которых 405 млн.Интернет-пользователей с мобильных телефонов.


2. Экономические реформы:
 их роль в развитии Китая.

   Опыт китайских реформ – это опыт безболезненного перехода от плановой к рыночной экономике, выход на траекторию высоких темпов экономического роста, который длится уже более 30 лет. На наш взгляд, социально-экономические показатели развития КНР в годы 11-й пятилетки (2006-2010 гг.) и первых четырех лет 12-й пятилетки (2011-2015 гг.) показали нам все плюсы и минусы китайской модели экономических реформ, так называемого «пекинского консенсуса» в отличие от западной модели реформ («вашингтонского консенсуса»). Анализ китайской модели реформ в условиях мирового финансового кризиса поможет оценить степень необходимости вмешательства государства в управление экономикой, которое в критические моменты может своими действиями способствовать скорейшему выходу экономики страны из кризиса. Предварительные итоги китайского опыта преодоления кризиса в условиях перехода от плановой к рыночной экономике в очередной раз показывает нам привлекательность китайской модели реформ, связанной с постепенным переходом от плана к рынку и заметной ролью государства в этом процессе. Отличительной чертой развития КНР в 2013-14 гг. стало снижение темпов экономического роста по сравнению с предшествующим периодом. Если в 2001-2010 гг. среднегодовые темпы прироста ВВП составляли 10,2%, то в 2011 г. – 9,3%, в 2012 г. – 7,8%, в 2013 г. – 7,6%, в 2014 г. – 7,4%. На этом основании многие эксперты на Западе и в России заговорили о конце «китайского чуда», о том, что Китай попал в «ловушку средних доходов» и вообще о грядущем экономическом кризисе китайской экономики в ближайшей перспективе.

   Однако объективный анализ итогов 2013-14 гг. и ситуации макроэкономических показателей китайской экономики в целом об этом не свидетельствует. По-прежнему, несмотря на определенное снижение чрезвычайно высоких темпов прироста ВВП, эти показатели оказались заметно выше, чем в среднем по миру, в США, странах Западной Европы и Японии, не говоря уже о России. Несмотря на высокие темпы прироста ВВП в годы 11-й пятилетки (2005-2010 гг.) – 11,2% и душевого ВВП – 10,6%, среднегодовые темпы прироста ВВП на 12-ю пятилетку (2011-2015 гг.) были намечены весьма умеренные – 7% в год в связи с необходимостью проведения структурной перестройки экономики в новых условиях как внешних, так и внутренних. Но при этом среднегодовые темпы прироста располагаемого дохода городского населения и чистого дохода сельского населения были запланированы свыше 7% в год.

   К внешним условиям следует отнести ухудшение международной экономической обстановки в связи с продолжающимся мировым финансовым кризисом. С конца нулевых годов XXI века для Китая оказались ограничены возможности экспорта в США, Евросоюз и Японию, что заметно снизило экономический потенциал страны, ориентированный на внешние рынки. Поэтому Китай в связи с возникшими экономическими проблемами в странах, являющихся основными торговыми партнерами Китая - США, Японии и страны Евросоюза, был вынужден ограничивать экспорт в эти страны и расширять его за счет стран БРИКС и АСЕАН.

   К внутренним условиям следует отнести обостряющуюся демографическую проблему, связанную не с огромной численностью населения Китая, а с начинающимся снижением численности населения в рабочем возрасте и растущим старением населения. Это было связано с проводимой с начала 80-х гг. демографической политикой, основу которой составлял лозунг «одна семья – один ребенок». Другой долгосрочной проблемой китайской экономики является относительная нехватка энергоресурсов – нефти, природного газа и даже коксующихся сортов каменного угля. Это вынуждает Китай затрачивать значительные средства на импорт энергоресурсов, прежде всего, нефти, а впоследствии и природного газа в условиях растущего потребления энергоресурсов в промышленности, на транспорте и в личном потреблении по мере роста жизненного уровня населения. Не менее серьезно перед Китаем стоит и экологическая проблема, связанная с чрезмерным использованием загрязняющего природную среду каменного угля, несоблюдением экологических норм на значительной части промышленных предприятий и растущей автомобилизацией страны.

   На наш взгляд, при анализе состояния китайской экономики в настоящее время следует поставить три основных вопроса:
   1) как меняется динамика роста ВВП и основных экономических показателей;
   2) какое влияние оказывает ситуация в мировой экономике на китайский финансовый рынок (банки и рынок акций) и внутренний рынок (потребительский спрос и цены);
   3) какие изменения происходят во внешнеэкономических связях КНР.

   За годы реформ в Китае удалось обеспечить три важных показателя, сдерживающих рост инфляции в стране – долю наличной денежной массы в обращении (М0) к ВВП на уровне 13-15%, а в дальнейшем снизить до 11-12%, долю расходов госбюджета в ВВП на уровне 20-22% (при вынужденном антикризисном росте доли государственных расходов в 2008-2009 гг.) и увеличение доли инвестиций в основные производственные фонды с 24,2% ВВП в 1990 г. до 57,3% в 2008 г. и свыше 70% объема ВВП в последующие годы – 2009-2010 гг. в рамках принятых антикризисных мер и 79% в 2014 г.


3. Влияние мировой экономики на китайскую финансовую систему,
 внутренний рынок и цены.

   Главной целью китайской экономической реформы была отнюдь не либерализация экономики как самоцель, а повышение жизненного уровня постоянно растущего населения страны на базе всестороннего развития производства. Действительно, при этом государство освобождало себя от постоянного контроля за деятельностью экономических агентов, но делалось это постепенно, по этапам, в течение многих лет, и при этом государство по-прежнему сохраняло контроль за основными отраслями экономики (топливно-энергетические отрасли, транспорт, банковское дело) с помощью различных экономических рычагов, обеспечивая, таким образом, на первых этапах реформы за счёт фиксированных цен на продукцию этих отраслей возможности для создания предприятий различных форм собственности и рыночной конкуренции между ними. Лишь после того, как была сформирована конкурентная среда в той или иной отрасли экономики, государство начинало освобождать цены на основные средства производства.

   Одной из основных задач реформы стало формирование рыночной инфраструктуры в стране с плановой экономикой. Для решения этого вопроса руководство КНР обратило особое внимание на три основных составляющих рыночной инфраструктуры - инвестиционный спрос, внутренний рынок и система ценообразования. Опыт Китая в сфере перехода к рынку и либерализации цен показывает, что главным является формирование механизма ценообразования в условиях рынка, а также государственный контроль над ценами в условиях наличия монополии покупателя (государственные закупки сельскохозяйственной продукции, торговля факторами производства) и необходимость сохранения в течение довольно длительного периода времени «двухколейной» системы цен на средства производства, а по мере формирования институциональных основ функционирования рыночного механизма ценообразования – ее устранения. В целом при переходе к рыночной экономике в КНР удалось сдержать инфляцию под контролем, несмотря на быстрый рост доли денежной массы в обращении (М2) по отношению к ВВП - 193% в 2014 г. (для сравнения – в РФ ниже 40%).

   Как показано на таблице 6 ниже, где показана динамика производства продукции за годы реформ – с 1978 по 2013 гг., постоянно происходил неуклонный рост показателей основных видов промышленного и сельскохозяйственного производства, что привело как к расширению внутреннего товарооборота, так и к увеличению экспорта.

   В настоящее время выдвинутый руководством КНР курс на всемерное расширение внутреннего спроса в значительной степени связан с возможностями реализации поставленных задач на сессии ВСНП в марте 2014 г. Относительно низкий уровень доходов населения Китая и недостаточно развитая система социального обеспечения, особенно в сельской местности, приводит к тому, что население привыкло ограничивать свои расходы, и доля сбережений населения в объеме ВВП в настоящее время крайне высока – около 75%. Расширение внутреннего рынка при ограничении экспортных возможностей в условиях кризиса возможно только на пути роста доходов населения и увеличения доли потребления в национальном доходе страны.


4. Внешнеэкономические связи КНР.

   В результате проводимой в ходе реформ политики открытости, в рамках которой в XXI веке реализуется стратегия «выхода вовне». За эти годы значительно вырос как объем экспорта, так и импорта. Китай перешел от экспорта товаров первичной переработки (сырье и материалы) к преимущественному экспорту продукции машиностроения и новых и высоких технологий. Значительную роль в этом сыграли различные факторы, начиная от расширения прав предприятий в сфере внешнеэкономической деятельности на первом этапе реформы и заканчивая вступлением КНР в ВТО. В результате за последние годы заметно усилилась зависимость экономики КНР от внешней торговли. Если в 2001 г. (год вступления в ВТО) доля внешней торговли в объеме ВВП составляла 38,5%, то в 2006 г. – уже 66,5%, а в результате действия факторов мирового финансового кризиса к 2009 г. упала примерно до 44%. В дальнейшем происходило снижение внешнеторговой зависимости экономики КНР, и по данным на 2014 год доля объема внешней торговли в ВВП составила 41,5%, а экспортная квота – 22,6% (см.табл.7).

   В годы 11-й пятилетки до начала мирового финансового кризиса происходил значительный рост объема внешней торговли с США, странами ЕС и Японией, то есть со странами, которые в наибольшей степени пострадали от финансового кризиса. Это не могло не сказаться к концу 2008 г. на состоянии тех отраслей экономики КНР (в частности, легкая и текстильная промышленность, производство бытовой техники), и тех приморских провинций (Гуандун, Чжэцзян, Цзянсу и Шанхай), которые имели наибольшие объемы внешней торговли. В 2012 г. несмотря на значительный рост внешнеторгового оборота КНР и рост торговли с основными партнерами – США, страны ЕС, Япония доля торгового оборота с ними по сравнению с ситуацией до мирового финансового кризиса в 2007 г. заметно сократилась.

   Как мы видим, в сфере внешнеэкономических связей Китай заметно сократил объем внешней торговли с США и странами Евросоюза и в нынешних условиях активно развивает торговлю со странами АСЕАН, а также со странами Африки, Индией и Бразилией. В начале 2010 года Китай обозначил свою ориентацию во внешней торговли на страны АСЕАН, где было объявлено о создании зоны свободной торговли АСЕАН + Китай. На наш взгляд, при определенных условиях Китай получает возможность избавиться от зависимости китайского юаня от американского доллара и после перехода к полной конвертируемости юаня и расширения экспорта в страны ЮВА со временем сможет превратить юань в резервную валюту в азиатской части мира – в странах Юго-Восточной и Восточной Азии. Свидетельством тому является включение китайского юаня в специальную корзину резервирования мировых валют МВФ с 1 декабря 2015 г., что означает для российских банков закупать китайские юани на валютном рынке, чтобы иметь резервы в юанях.


5. Перспективы социально-экономического развития Китая
в 12-й пятилетке (2011-2015 гг.).

   Китай и далее будет успешно решать вопросы социально-экономического развития, но перед ним стоят три основные проблемы – огромная численность населения, относительная нехватка энергоресурсов и экологическая проблема. По оценкам ряда демографов, в годы 12-й пятилетки доля экономически активного населения начнет постепенно снижаться, и Китай будет вынужден ориентироваться не на привлечение большого количества занятой неквалифицированным физическим трудом рабочей силы из деревни, а на повышение производительности труда на каждом рабочем месте, в том числе и в сельском хозяйстве, то есть перейти от экстенсивных форм развития производства к интенсивным. Китай должен будет совершить переход к развитию инновационной экономики за годы 12-й пятилетки (2011-2015 гг.). Сотрудники Центра реформ и развития на Хайнане во главе с его руководителем профессором Чи Фулинем считают, что «12-й пятилетний план станет ключевым периодом для Китая, чтобы стать «обществом малого благоденствия» по всем направлениям и для инициирования нового перехода». Как считают в Центре реформ и развития, «именно в годы 12-й пятилетки начнут решать многие задачи нового перехода, а такие задачи, как быстрое развитие китайской экономики, достижение социальной гармонии и стабильности должны быть достигнуты в течение ближайших 30 лет – до 2040 года. По их мнению, если за период 12-й пятилетки не будут устранены главные противоречия, могут возникнуть новые, и, по всей вероятности, будет подорвано поступательное социально-экономическое развитие общества» (См.: Changes of China's Development Models at the Crossroads. Chief Editor Chi Fulin. Beijing, 2010, p.396).

   Программа 12-й пятилетки направлена на замену сложившейся экспортно-ориентированной и инвестиционной модели моделью общества потребления в ходе устойчивого экономического развития в ближайшие пять лет. По нашим оценкам, в случае сохранения имеющихся темпов прироста ВВП у КНР и США на ближайшие 10 лет к 2020 г. КНР вполне может опередить США по объему ВВП по валютному курсу, выйти на 1-е место в мире, как по объему ВВП, так и по объему потребления.

   Еще одной важной задачей стало развитие низкоуглеродной экономики, связанной с охраной окружающей среды и сокращением всех видов выбросов в воздух, воду и землю. В частности, планируется, что к 2020 году эмиссия двуокиси углерода на единицу ВВП должна быть снижена до 40-45% от уровня 2005 года, а потребление энергоресурсов на 10000 юаней ВВП в 2020 г. должно составить не более 0,84 т.у.т по сравнению с 1,32 т.у.т в 2005 г. (См.: Changes of China's Development Models at the Crossroads. Chief Editor Chi Fulin. Beijing, 2010, pр.400-401).

   Только в случае решения всех поставленных задач в Китае можно будет решить проблему избыточного количества пенсионеров и относительной нехватки природных ресурсов, а также охраны окружающей среды за счет внедрения новых энергосберегающих технологий. На наш взгляд, именно эти меры позволят Китаю решить основную задачу перехода к интенсивным формам развития производства в ближайшее десятилетие и обеспечить поступательное движение вперед экономики страны. Дальнейшие планы социально-экономического развития Китая в случае их реализации позволят стране решить поставленные задачи и к 2030 году добиться социальной гармонии и стабильности в обществе.


 ПРИЛОЖЕНИЕ

 Таблица 1. Структура ВВП стран Севера и Юга в мировом ВВП в 1820-2030 гг. (%)

 

   Примечания:
   1) данные ВВП сделаны по показателям паритета покупательной способности (ППС);
   2) расчеты за 1820-2000 гг. проведены А.Мэдисоном; расчеты за 2010-2030 гг. проведены китайскими учеными на основе расчетов А.Мэдисона.
   Источник: 2030 Чжунго: маньсян гунтун фуюй (2030 год: Китай на пути к всеобщей зажиточности), под редакцией Ху Аньгана, Янь Илуна, Вэй Сина, Пекин, Изд-во Народного ун-та, 2011. С.30

Таблица 2. Доля экспорта стран Севера и Юга в мировом экспорте в 1870-2030 гг.

 

   Примечания: 1) данные по 1870-1998 гг. рассчитаны по курсу американского доллара на 1990 год; на 2010-2030 гг. – на основе расчетов китайских авторов.
   Источник: 2030 Чжунго: маньсян гунтун фуюй, с.34 

Таблица 3. Доля импорта стран Севера и Юга в мировом импорте в 1950-2030 гг.

 

   Источник: 2030 Чжунго: маньсян гунтун фуюй, с.35

Таблица 4. Структура экспорта высокотехнологичной продукции
пяти ведущих держав мира в 1980-2030 гг. (%)

Ведущая держава

1980 1990 2000 2008 2020 2030
Китай 0,03 0,6 3,7 19,7 25,0 30,0
США 26,1 22,0 19,6 13,4 10,0 8,0
ЕС 24,7 20,0 16,1 13,1 10,0 8,0
Япония 15,2 15,0 11,5 6,4 5,0 4,0
Россия 3,3 0,3 0,4 0,3 1,0 1,0

   Примечание: в понятие «высокотехнологичная продукция» включена продукция авиакосмической промышленности, компьютеры и компьютерное оборудование для компаний, продукция электроники и информатики, фармацевтическая продукция, научное оборудование, электрооборудование, электрифицированные и механические станки.
   Источники: китайскими авторами расчет на 2020-2030 гг. сделан на основе статистических данных Мирового банка за 1995-2008 гг.; данных UN Comtrade Database, а также статистических данных по СССР за 1980 и 1985 гг. (См.: 2030 Чжунго: маньсян гунтун фуюй, с.97).

Таблица 5. Сравнительный анализ информатизации в КНР и США в 1990-2030 гг.

  

1990 2000 2009 2020 2030
 Доля абонентов мобильных телефонов к общему количеству абонентов в мире (%)
Китай 0,2 11,4 16,0 20,0 25,0
США 46,1 14,6 6,1 5,0 4,0
Китай / США 230,5 1,3 0,4 0,3 0,2
 Доля абонентов сети Интернет к общему количеству абонентов в мире (%)
Китай 0,1 5,8 22,9 30,0 35,0
США 75,8 31,7 16,8 12,0 9,0
Китай / США 758,0 5,5 0,7 0,3 0,3

   Источники: китайскими авторами расчет на 2020-2030 гг. сделан на основе статистических данных Мирового банка – Information and Communication for Development 2006, P.42; CIA Factbook, 2011;
   Чжунго тунцзи чжайяо – 2010 (Китайский статистический справочник – 2010), Пекин, 2010, с.160 (См.: 2030 Чжунго: маньсян гунтун фуюй, с.101)

Таблица 6. Производство основных видов продукции промышленности
и сельского хозяйства КНР в 1978-2013 гг.

 

 Источники:
   Китайский статистический ежегодник (Чжунго тунцзи няньцзянь - 1981), с.221-224;143-144;
   Китайский статистический справочник (Чжунго тунцзи чжайяо - 1986), с.4, 12;
   Китайский статистический ежегодник (Чжунго тунцзи няньцзянь - 1987), с.221, 33, 115, 22-26;
   Чжунго тунцзи няньцзянь - 1997, с.26,27,39,412;
   Чжунго тунцзи няньцзянь - 2001, с.24-25, 114;
   Statistical Yearbook of China - 1985, p.13, 19, 306, 213, 305;
   China Statistical Yearbook - 1988, p.15, 16, 124, 269, 23, 34;
   Китайский статистический ежегодник (Чжунго тунцзи няньцзянь - 2006), с.57, 561-562, 516,
   Китайский статистический справочник (Чжунго тунцзи чжайяо - 2006), с.10, 140-141,
   Китайский статистический ежегодник (Чжунго тунцзи няньцзянь - 2007), с.501, 57,478-479, 592-593;
   Китайский статистический справочник (Чжунго тунцзи чжайяо - 2008), с.6,19,135-136;
   Китайский статистический справочник (Чжунго тунцзи чжайяо - 2013), с.19,116-117, 130-131. 13

Таблица 7. Показатели внешнеторговой зависимости китайской экономики (1978-2013 гг.)

 

   Составлено по:
   1) Чжунго тунцзи няньцзянь -2007 (Статистический ежегодник Китая - 2007), Пекин, ГСУ КНР, 2007, с.57, с.724
   2) 2004 Чжунго дуйвай цзинцзи тунцзи няньцзянь (Китайский внешнеэкономический статистический ежегодник - 2004), Пекин, 2005, с.18;
   3) Потапов М.А. Внешнеэкономическая политика Китая: проблемы и противоречия, М., ИДВ РАН, Изд-во «Буква», 1998, с.281;
   4) 2010-нянь гоминь цзинцзи хэ шэхуэй фачжань тунцзи баогао (Статистический доклад социально-экономического развития КНР в 2010 году), ГСУ КНР, 28 февраля 2011 года;
   5) Чжунго тунцзи чжайяо -2013 (Статистический справочник Китая - 2013), Пекин, ГСУ КНР, 2013, с.62. 14

Таблица 8. Основные показатели экономического развития КНР
до и после вступления в ВТО в 2001 г.

  1990 2001 2005 2010 2011 2012 2013 2014 2020
 Валовой
внутренний
 продукт
 (трлн.юаней)
1,86 10,97 18,59 40,89
(факт)
20,0
(план)
48,4 53,4 58,8 63,6  40,0
(план XVI съезда КПК
– 2002 г.)
80,0
(план XVIII съезда КПК
– 2012 г.)
 Численность
населения
 (млн.чел.)
1143 1276 1307 1341 1347 1353 1361 1368  1,4 -1,46
(план XVIII съезда КПК
– 2012 г.)
 ВВП
на душу
 населения
 (юаней)
1654 8670 14259 30567
(факт)
14000
(план)
36018 39544 43320 46629  31452
(план XVI съезда КПК
– 2002 г.)
60000
(план XVIII съезда КПК
– 2012 г.)

   Источник:
   Чжунго тунцзи чжайяо – 2009, Пекин, 2009, с.19, 179, 171, 86;
   Чжунго тунцзи чжайяо – 2012, Пекин, 2012, с.20-21, 62-63, 83, 86;
   Чжунго тунцзи няньцзянь – 2015, Пекин, 2015, c.58-59, 33.

Таблица 9. Основные показатели социально-экономического развития КНР (2005 - 2015 гг.)

 

   Источник: Гоцзя цзи гэдицюй гоминь цзинцзи хэ шэхуэй фачжань «шиэръу» гуйхуа ганъяо (Проект программы социально-экономического развития страны и всех районов в 12-й пятилетке). Ред. Государственный Комитет по развитию и реформам, Пекин, 2011, т.1-3.


Островский А.В. Институт Дальнего Востока РАН
Экономика КНР - прогноз до 2030 года основные проблемы китайской экономики